Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Я от этого просто так не отстану.

В любом городе любой страны отправляйся к самым большим городским часам, которые только сможешь отыскать. Встань перед их циферблатом и жди, пока рядом с тобой не окажется ни одного человека. Не двигайся и не уходи, сколько бы тебе ни пришлось ждать, ибо иначе дорога в мир Хранителя Времени для тебя навсегда будет закрыта. И в тот самый миг, когда поблизости не будет никого, кто сможет тебя увидеть или услышать, спроси, смотря прямо на циферблат: "Кто твой страж, и какова цена?"
Тишина будет тебе ответом. Не задерживайся перед часами, как бы тебе того ни хотелось. Иди в том направлении, куда будет указывать их минутная стрелка - даже если там и не будет дороги. Иди вперёд, не останавливаясь, не начиная разговоров ни с кем и не отвечая ни на чьи вопросы. Времени не нравится, когда его тратят на такие пустяки.
В скором времени ты заметишь впереди нечто необычное. Улицы того населённого пункта, что ты избрал для своего испытания, вдруг резко опустеют, а под твоими ногами теперь будет тропа, вне зависимости от того, где ты до этого шёл. Вся эта тропа будет усеяна цветами - оборванными, поломанными, увядшими. Едва лишь заметишь это, снимай свои ботинки и иди вперёд по этой тропе босиком.
Чем дальше ты будешь идти, тем темнее будет становиться вокруг, вне зависимости от времени суток. А уже вскоре ты и вовсе не будешь видеть ничего, кроме той самой тропы, усеянной мёртвыми цветами, что и ведёт тебя. И с каждым твоим шагом эти цветы тебе будут казаться тебе всё более и более живыми. Их лепестки будут переливаться множеством цветов, многие из которых, как ты поймёшь, свойственны далеко не нашему миру. Можешь даже попробовать подобрать любой из этих цветов, чтобы рассмотреть поближе, и ты увидишь, что он рассыплется в прах в тот же миг, как его коснётся твоя плоть. Так что лучше иди вперёд, ибо каждый твой шаг для них убийственен, а они - единственное, что не даёт тропе рассыпаться прямо под твоими ногами.
В скором времени ты перестанешь видеть даже цветы, но тропа под твоими ногами не исчезнет - лишь слегка изменит свою структуру. Ты уже давно покинул свою реальность и всё, чем она могла тебе помочь, уже осталось позади. Теперь тебя будет окружать лишь кромешный мрак - такой, что ты даже не будешь видеть того, на чём стоишь. Тем не менее, оно есть, и оно невероятно хрупко и повреждено местами. Делай каждый шаг с невероятной осторожностью - так, словно бы пытаешься пройти по тонкому льду. Ибо вряд ли тебе захочется в прямом смысле провалиться в вечность, равно как и узнать, что именно эта вечность из себя представляет.
Пока ты будешь идти, ты будешь слышать один лишь звук - тиканье часов. Чем дольше ты будешь мешкать, пытаясь понять, в каком же направлении тебе шагнуть, тем тише оно будет становиться. Но совсем затихнуть ему не удастся никогда. Если ты задержишься ещё хоть ненамного, вместо тиканья ты услышишь другой звук- острый, неприятный свист стальных лезвий, рассекающих воздух. Как уже было сказано, время не любит, когда его тратят понапрасну, и ты, потерявший так много бесценных мгновений, уже вскоре после этого узнаешь, с какой ещё целью могут использоваться стрелки часов, и на чём именно ты стоял всё это время.
И ещё одно. Пока ты в этом мире, не смей смотреть назад. Периодически тебе будет казаться, что кто-то зовёт тебя. В твоих ушах будут звучать голоса тех, кто давно тебя покинул, но всё же был тебе дорог. Ты можешь даже ощутить такие знакомые тебе прикосновения к твоему плечу или щеке, почувствовать запах, навевающий воспоминания о временах, когда даже дышать было легче. Как бы это тебя ни манило, не смей оглядываться или отвечать. Время не любит тех, кто привык идти спиной вперёд, живя собственным прошлым.
Иди по невидимой тропе, пока тиканье часов не станет оглушительно громким. Когда это случится, и ты сделаешь следующий шаг, раздастся ещё один звук - громкий треск стекла. Под твоими ногами теперь будут острые осколки, но бояться этого ты не должен. Иди вперёд, позволяя стеклу вспарывать твою кожу и обагряться твоей же собственной кровью. И не смей останавливаться. В этот раз у тебя нет права на передышку. Иди, превознемогая боль, беги, если сочтёшь это нужным - только не стой на месте. Те, чьи голоса ты принял за голоса твоих родных и близких, уже идут за тобой по пятам. Они - то, из чего и сплетено время, и знание об этом никогда не было предназначено для разума смертных. За тобой их гонит лишь одно - привязанность, такая же, как и та, что испытываешь и ты, вспоминая о тех славных временах. Они хотят быть вместе с тобой, хотят вернуть тебе то, о чём ты всегда тосковал, пусть даже и не осознавая это, но твой разум просто не перенесёт встречи с ними. Любая твоя остановка будет воспринята ими как твоё желание быть вместе с ними, и действовать они будут молниеносно. Так что ради сохранности собственного рассудка тебе лучше будет позабыть о боли и идти вперёд.
Остановиться ты сможешь лишь тогда, когда перед тобой окажется гигантский циферблат старинных часов, выполненный невероятно искусно. Большие его стрелки будут изукрашены резьбой и диковинными узорами, и ни одна из этих стрелок не будет двигаться. Каждая цифра - невероятно изящный рисунок, изображающий людей в самых разных временах и ситуациях. Сам циферблат будет сделан, как тебе покажется, из слоновой кости. Можешь рассматривать всё это великолепие столько, сколько пожелаешь нужным - здесь уже тебя никто не достанет. Не делай только одного - не пытайся выбрать осколки, застрявшие в твоих ступнях. Лучше вообще постарайся забыть о боли, как бы она ни была сильна. Стой и разглядывай циферблат, пока не поймёшь, что он так же стар, как и сама эта вечность, и что он уже почти разваливается от старости. Как не поймёшь и то, из чего именно он создан. Его стрелки сплетены из сухожилий, рисунки-цифры нарисованы кровью, а сам циферблат - это и вовсе чей-то огромный глаз. И что-то будет тебе подсказывать, что все эти части тела никогда не принадлежали людям.
Как бы ни было тебе отвратительно или жалко, тебе придётся разбить этот циферблат. Бей чем угодно - кулаками, плечом, головой. Можешь даже попробовать ударить ногами, если у тебя ещё остались на это силы. Бей и не обращай внимания на тихий, но странный вой, доносящийся издалека. В конце концов, ты тут чужак, и любое твоё воздействие на этот мир всегда будет воспринято его обитателями негативно.
Бей так отчаянно как только можешь, ибо в какой-то момент та часть механизма часов, к которой и крепятся стрелки, может сдвинуться и оказаться прямо напротив твоей головы. Древний смотритель всё ещё жив, и его не обрадовало твоё к нему неуважительное отношение, равно как и все те повреждения, что ты ему нанёс. В тот же миг стрелки часов начнут бешено вращаться, а все изображённые на рисунках посмотрят прямо на тебя. И в каждом из этих образом ты узнаешь себя самого в те часы, когда твоя жизнь медленно, но верно рушилась. Все твои провалы, неудачи и грехи будут изображены на них, и, скорее всего, один лишь вид того, как жутко и неправильно это выглядит со стороны, тебя просто парализует. Именно это и нужно смотрителю. Без слов, он не человек, и никогда таковым и не являлся, но он вполне может использовать тебя как материал, с помощью которого он может восстановить всё, что ты ему повредил. Поверь, ощущения эти будут не из приятных.
Если тебе повезёт, то ты найдёшь его слабую точку - то место, по которому его с особым усердием бил твой менее везучий предшественник. Ты узнаешь это, когда после твоего удара на циферблате появится сетка трещин, а сзади тебя кто-то утробно взвоет. Не обращай на это никакого внимания. Бей дальше, наноси каждый удар с такой силой, с какой только сможешь. И в конце концов труды твои будут вознаграждены - огромные стрелки рухнут на пол к твоим ногам, а сам глаз-циферблат рассыплется на множество мелких кровоточащих осколков - этакую стеклянную пыль.
Каменный пол будет приятно охлаждать твои израненные ноги. Перешагни через лежащие перед тобой стрелки и пройди ещё немного вперёд. Не смотри вверх - те существа, что дремлют там под видом часовых механизмов, прекрасно чуют чужой взгляд, и самое меньшее, что они могут сделать с чужаком, - это сожрать его кожу, предварительно освежевав его заживо. Не издавай никаких громких звуков - это тоже разозлит их. И, что важнее, не чихай и не кашляй, как бы сильно древняя пыль, отчётливо отдающая прахом, не забивалась тебе в нос и в глотку. Просто иди вперёд, пока не увидишь ничком лежащую на полу женщину в открытом чёрном платье.
Подойди к ней, присядь и осторожно положи её голову себе на колени. Эта женщина будет одной из самых отвратительных из всех, что тебе приходилось видеть. Куски гниющей плоти будут сваливаться с её головы. На одном её глазу будет огромное бельмо, другой же будет просто выжжен. Огромные губы, все пронизанные сеткой чёрных вен, будут приоткрыты, обнажая гниющие, покрытые личинками дёсны. Кожа же её будет сухой как пергамент. Смотри в то, что осталось от её глаз, не моргая, и жди, пока она слабо вздохнёт. Это - знак того, что он готова.
Она не расскажет тебе свою историю. Вместо этого рассказать ей о себе должен ты. Рассказывай ей о том, кто ты, чего ты хотел добиться в жизни и чего добился, и, что важнее, - как и почему ты стал Искателем. Рассказывай ей то, что ты услышал от других Хранителей, если повторное осознание всего этого не сведёт тебя с ума. И, что важнее, - опиши ей всё то, что ты чувствуешь, когда осознаёшь, кто ты теперь, и что ты можешь сотворить по меньшей мере с одним лишь только своим миром. Всё то время, пока ты будешь говорить, её руки будут быстро-быстро двигаться, словно бы она будет плести из твоих слов новую историю для своего мира, новую его часть. Не бойся ошибиться или трактовать какое бы то ни было событие в твоей жизни неправильно - при всей своей беспощадности, время нередко прощает порой фатальные ошибки и заметает их следы. Бойся другого - солгать ей. О, она учует ложь сразу же, как её услышит. И не стоит её недооценивать - при всей своей внешней беспомощности она - яростный и очень сильный боец. И даже если ты решишься дать ей отпор, то добьёшься ты лишь одного - узнаешь, что именно время сотворило со всеми, кто осмелился пойти против него.
С каждым твоим словом облик женщины будет меняться. Чахлые кустики волос на голове превратятся в иссиня-чёрную копну, а кожа станет бархатистой на ощупь и бледной. Черты лица станут тонкими и изящными, а тонкая рука с красивыми длинными ногтями нежно поглядит тебя по щеке. Глаза её тоже изменятся, но станут едва ли не менее жуткими, чем раньше - пустые, блестящие, как осколки стекла.
Она встанет и, слегка улыбнувшись, кивнёт тебе, поблагодарив тебя таким образом. А затем её рука укажет назад. Обернись, и ты увидишь, что те самые огромные стрелки, через которые ты перешагнул, теперь уменьшились. Каждая из них теперь будет не больше твоего пальца, да и теперь они будут не сплетены из сухожилий, а выточены из хрусталя. С тем же изяществом, что и прежде.
Возьми эти стрелки и смело прыгай в чёрную бездну под тобой. Едва лишь ты это сделаешь, как повсюду раздастся громкий, отвратительный, душераздирающий визг. Мир вокруг будет распадаться на осколки, и ты будешь видеть каждый надлом на нём и каждую боль, что это причиняет. В какой-то момент это коснётся и тебя. Не кричи, как бы ни было больно, если ты, конечно, не желаешь вернуться назад.
Дождись, пока всё утихнет. Ты окажешься перед теми самыми большими городскими часами, с которых и начал свой путь. Только теперь они будут выглядеть так, как будто им очень, очень много лет. Весь циферблат будет покрыт трещинами, стрелки - еле-еле передвигаться со скрипом, а цифры будет фактически невозможно различить из-за грязи на циферблате. Не задерживай взгляда на этом скорбном зрелище. Лучше иди домой и поскорее найди зеркало, чтобы посмотреть на себя.
Из мира Хранительницы Времени ты вернёшься едва ли не таким же уродом, каким была она сама до того, как ты рассказал ей о себе. Твоя кожа начнёт покрываться язвами и буквально гнить. Твои глаза ввалятся, и на обоих появится бельмо, но возможности видеть ты не лишишься. В скором времени выпадут и все твои волосы, с кровью отвалятся ногти и выпадут все зубы. Мелкие паразиты начнут заживо пожирать тебя изнутри, и никогда ни один врач не сможет ни сказать тебе, что с тобой случилось, ни как-либо тебе помочь. Однако, как ни парадоксально, ты не будешь чувствовать боли и не ослабнешь - лишь навеки останешься таким же уродом, каким была и она. Её нормальная внешность в обмен на твою - такова была её плата.
Те самые стрелки, что ты забрал из её мира, - Объект 26 из 538. Твоя внешность - отражение нынешнего времени. Неужели что-то сможет это изменить?

@темы: Творческое