Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:01 

good ol' times

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Один из немногих моих тройничков. Если допишу.

Дворец Легиона был, пожалуй, определённо одним из мрачнейших мест в любом мире, откуда бы ты ни пришёл. Под ногами был ветхий, некогда ярко-алый, а теперь уже почти полностью изъеденный отвратительными, не присущими, казалось, ни одному миру насекомыми, ковёр, который непонятно каким образом в принципе не рассыпался от того, что на него наступали. Потолки терялись в темноте, и казалось, что с них за тобой кто-то следит наверняка, - да и казалось ли? На ободранных, выкрашенных некогда в некий яркий, не присущий этому миру цвет, стенах, висели чьи-то портреты. Чьи - понять было совершенно невозможно: много лет назад кто-то словно бы изрезал их ножом на мелкие, тонкие полосы. Зачем, почему, да и кто это мог сделать, - оставалось только гадать. Всюду веяло ощущением заброшенности и невероятной, неземной торжественности. И если бы не недавняя встреча с хозяином этого дворца и тем, кто некогда был его лучшим другом, можно было бы с уверенностью сказать, что ощущение это не необоснованно.
Молодой человек, сжимая что-то в руке, быстрым шагом шёл по одному из таких похожих друг на друга коридоров дворца - так, словно бы боялся опоздать куда-то. Внешность его не была необычной, но было в нём определённо что-то запоминающееся. Высокий, лет девятнадцати на вид, с карими, лихорадочно блестящими энтузиазмом глазами и коричневыми, мелко вьющимися волосами, одетый в самые обычные на вид синие джинсы и белую футболку, поверх которых был наброшен необычный чёрно-белый плащ, он продвигался вперёд, думая о своём.
Где же она? Он не видел её с того самого дня как лично спас её от чудовищной твари, заточив тварь там, где она точно не причинит никому никакого вреда. Он скучал по ней. Он хотел её видеть, но не знал, с чего начать разговор после долгого расставания. Долгое время он корил себя за то, что, поддавшись влиянию Объектов, он, по сути, просто променял её на них. Он понимал, что она бы вряд ли простила его за это, но в глубине души надеялся на то, что то, что он спас её от смерти, сможет хоть немного растопить её сердце, и они снова будут вместе. Если бы только...
- Баланс! Даллас! - неожиданно раздался знакомый голос сзади.
Молодой человек невольно обернулся, чтобы и посмотреть на того, кто его и звал, - Хранителя Легиона, хозяина дворца, с которым он попрощался, как ему казалось, навсегда, всего-то какие-то ничтожные минуты тому назад. Не понимая, что могло понадобиться Легиону, Баланс невольно сделал шаг назад, снова разглядывая Хранителя.
Он был огромного, просто гигантского роста, такого, что Баланс едва ли доставал ему до плеча. Его тёмные, почти чёрные волосы, всегда обычно растрёпанные из-за его же собственного шлема, сейчас были идеально подстрижены и уложены. Вместо своей привычной, даже несколько напыщенной брони, он сегодня предпочёл надеть красивый, строгий деловой костюм, так ему не подходящий. Хотя, как ни парадоксально, костюм прекрасно скрывал его главный орган - огромный Бриллиант в груди, из-за чего Легион выглядел почти что человеком, каковым и был когда-то. Но уже не сейчас. Всюду на его бледной коже проступали чёрные вены, что смотрелось по меньшей мере пугающе, но Баланс уже давно успел к этому привыкнуть - чуть ли не с того дня, как впервые увидел его. Не пугали его и абсолютно чёрные, невидящие глаза Легиона, - органы, ставшие ему ненужными много, много лет назад. Как не пугало и то, что повергало в ужас других, - его улыбка, играющая сейчас на его истерзанных собственными же клыками губах. Хотя Баланс был готов поклясться, что теперь Легион улыбался хоть и не как человек, но и не так жутко, как до того, как он очистил его разум с помощью ментальных бомб. Его улыбку можно было назвать заразительной и почти что... человечной. Наверное, именно так он и улыбался до того, как с ним произошло то, что произошло.
- Что-то случилось? - подозрительно произнёс Баланс, замирая на месте. Он ожидал самого худшего, хотя и сам до конца не понимал, почему. А Легион, не подозревая о его мыслях, коротко кивнул в сторону его сжатой в кулак кисти и спросил:
- Как ты собираешься его использовать?
Машинально Баланс разжал кулак, чтобы показать Легиону то, что он же сам и дал ему, Балансу, перед прощанием. Маленькое чёрно-белое перо. Объект Хранителя Баланса. Один из первых добытых им Объектов, который Баланс подарил своей любимой перед расставанием, надеясь оставить ей хоть какую-то память о себе. Но Объект исчез. И где он был до сего дня, покуда Легион его Балансу не вернул, Баланс просто не знал. Зато он прекрасно знал другое - то, что сделает с ним, лишь только покинув эту реальность.
- Подарю его ей. Как в прошлый раз. Я думаю, она вполне его достойна.
Услышав это, Легион прикрыл свои невидящие чёрные глаза, - так, словно бы он услышал то, что хотел услышать многие столетия. Думая, что это было всё, что он хотел от него узнать, Баланс уже было развернулся, но тут мощная рука Легиона крепко вцепилась в его запястье, сжав его чуть ли не до хруста в костях.
- Обходись с ней хорошо, - странным, отрешённым тоном сказал Легион. - Несмотря ни на что, она это заслужила.
Баланс поморщился. Легион только что напомнил ему о том, о чём ему совершенно не хотелось вспоминать. Его любимая и Джек, эта отвратительная серокожая тварь, развратившая разум Легиона настолько сильно, что без вмешательства Баланса он так бы и шёл слепо по неправильному пути... По правде говоря, Балансу было противно даже думать об этом. Но он был уверен, что вместе со своей любимой они оба смогут пересилить себя.
- Не переживай. Буду. Несмотря ни на что, я люблю её. И вообще... я хочу жениться на ней. Я постараюсь уговорить её подать заявление сегодня же.
- Жениться... - протянул Легион. - Выстраданное у вас, выходит дело, счастье. У меня оно точно такое же. Ни одно столетие я ждал, когда же мы, наконец, сможем вступить в брак.
Баланс посмотрел на Легиона заинтриговано. То, что он тоже решил жениться, не было для него секретом. Баланс видел и кольцо на его пальце, и слышал от него же самого, что он решился вступить в брак. Одного только Баланс не знал - кто же всё-таки избранница Легиона. На прямой вопрос об этом Хранитель предпочёл отшутиться. И вот теперь начало проясняться хоть что-то.
- Ты был влюблён с тех самых пор, как ты... ну... до того, как стал Хранителем?
- Да, - не стал скрытничать Легион. - Хотя теперь мне кажется, что я любил всегда. Всю свою жизнь. А теперь мы, наконец-то, можем обвенчаться. Хотя... я бы не сказал, что этот факт пришёлся всем моим друзьям по душе.
Баланс согласно кивнул, правильно понимая, что Легион имел в виду. Он своими глазами видел, с каким выражением лица встретил новость о свадьбе Легиона Девэйд - две души его друзей, соединённые в своё время Балансом в одно тело. Что заставило их воспринять новость о свадьбе того, кого они считали почти то своим братом, в штыки, и почему чужое счастье было для них настолько неприемлемым, - Баланс понять не мог. Однако сам он был готов поддержать Легиона в любом случае - кто бы ни был его избранницей.
- Это понятно, - почти что шёпотом сказал Баланс. - Но знай, что я в любом случае рад за тебя.
Услышав это, Легион даже улыбнулся ещё шире.
- Спасибо. Кстати, собственно говоря, зачем я и пошёл за тобой...
- Да? - заинтересованно подался вперёд Баланс.
- Свадьба через три дня, - довольно потирая руки, произнёс Легион. - Несмотря на то, что мы уже обменялись кольцами, нам обоим хочется... как-то это отметить. Ты на самом деле очень сильно помог мне. Я твой должник до конца своего существования. И... мне бы хотелось, чтобы ты пришёл на мою свадьбу.
От такого предложения Баланс даже опешил. По правде говоря, ему в самом деле хотелось узнать, так кто же всё-таки избранница Легиона, почему его лучшие друзья так негативно отнеслись к его выбору, да и просто порадовать Легиона, который при более близком знакомстве оказался весьма приятной личностью, ему тоже хотелось. С другой... Что-то на уровне инстинктов словно бы тихо, ненавязчиво, но достаточно ощутимо подсказывало ему, что лучше всё-таки будет отказаться от посещения свадьбы Легиона. Но в тот момент Баланс решил, что страх его всё-таки напрасен. В конце концов, что на свадьбе может пойти не так?
- Когда свадьба? - решительным тоном спросил Баланс. - И... можно я возьму... её с собой?
- Свадьба через три дня, с утра, - пустился Легион в объяснения. - В этом дворце, в зале с Объектами. А что до второго твоего вопроса... полагаю, что всё-таки нет. Не думаю, - ответил он на ошарашенный взгляд Баланса, - что ей придётся по нраву... та личность, которую я люблю уже много лет.
- Хорошо, - кивнул Легиону Баланс, смирившись с тем, что он не хочет видеть его возлюбленную на своей свадьбе... по каким бы то ни было причинам. - Я приду сюда с утра через три дня. Тебе... тебе что-нибудь подарить?
- Нет, - улыбнулся в ответ на это ещё шире Легион. - Твоё появление уже будет подарком для меня.
От этих слов Баланс невольно усмехнулся - надо же, как любовь может изменить... даже не совсем и человека! А Легион в ответ на это лишь крепко пожал руку Балансу и коротко кивнул, безмолвно сказав ему, что он сообщил ему всё, что хотел. Не дав Балансу возможности хоть на минуту засомневаться в принятом им же самим решении, Легион развернулся и быстрым шагом пошёл назад, в глубь дворца, в его главный зал, чтобы и дальше стеречь там свои Объекты. А Баланс тем временем снова взглянул на перо в своей руке и, осторожно сжав его, отправился вперёд по коридору - навстречу тому миру, из которого он и пришёл сюда.
Навстречу... к ней.

Три дня пролетели словно один, хотя с другой стороны, когда Баланс пытался их упомнить и упорядочить воспоминания, он понимал, что на самом деле событий в это время было много. Его любимая действительно ждала его - несмотря на всё пережитое. Наконец-то она смогла оценить его по достоинству и полюбить - пусть пока и не так сильно, как он сам любил её все эти годы. Любовь действительно помогла Балансу закрыть глаза на многое - даже на её кратковременные, но возникшие так некстати отношения с Джеком.
По правде говоря, Баланс надеялся всей душой, что этот путь они уже прошли, - хоть и порознь. Что эта страница закрыта, что оба они усвоили свой урок, и больше такого не повторится никогда. Однако он ошибался. Фактически сразу же после его возвращения из реальности Легиона, она сказала ему, что беременна. То, что это было дитя Джека, Баланс догадался сразу, но злиться на неё он просто не мог. В конце концов, в какой-то мере и она была одной из его многочисленных жертв. Мысленно пожелав Джеку той самой участи, которая обычно ждёт каждого незадачливого Искателя в случае провала того или иного испытания, Баланс всё же смог пересилить себя и принять решение: он примет и её, и её ребёнка, и последнего воспитает как своего. Во что бы то ни стало.
Но буквально сразу же эти заботы сменили другие - заботы о подготовке сразу к двум свадьбам - собственной и Легиона. Баланс действительно поступил так, как и хотел, - подал заявление сразу же, лишь только они с ней обсудили всё, что так или иначе привело к сложившейся ситуации. Свадьба была назначена через две недели, поскольку невеста уже была беременна. Но, помня о том, что ещё раньше он должен быть гостем на свадьбе Легиона, Баланс принялся готовиться к торжественному событию так тщательно, как только мог. Он выбрал себе не самый дорогой, но приличный костюм, который, как ему казалось, выглядел достойно и в то же время не затмил бы собой одежду Легиона. Он долго думал, что же всё-таки подарить своему хорошему знакомому на свадьбу - хоть Легион и разрешил ему прийти без подарка, но всё же Баланс не мог повести себя именно так. В его сознании это было равносильно полной, абсолютно чистой наглости. Он долго думал, что может пригодиться одному из самых могущественных Хранителей, существу, у когорого, без сомнения, могло появиться всё, стоило ему лишь пожелать об этом, - и так и не смог найти подходящее решение. В итоге, плюнув на всё и решив, что оригинальные, но дорогие подарки всё же будут ему не по карману, а Легиону запросто могут прийтись не по душе, он решил, что просто попробует сам нарисовать и подписать ему открытку.
Вспоминая об этом, Баланс шёл по коридору дворца. Действительно, трёх дней словно бы и не бывало. Вот он снова здесь, идёт туда, где, по сути, всё и началось. В руке Баланс сжимал открытку - криво, но с искренностью склеенную им самим, но пока что без подписи. По правде говоря, он просто не знал, что писать, и в глубине души надеялся, что Девэйд, поселившийся с Легионом в одном дворце после утраты своей собственной реальности, реальности Хранителя Гибели, сможет натолкнуть его хоть на одну мысль. В конце концов, можно даже сделать так, что эта открытка будет подарком от них обоих...
С такими размышлениями Баланс и сам не заметил, как дошёл до массивной, окованной железом двери, - входа в зал с Объектами. Поколебавшись лишь мгновение из-за того самого, несколько странного и непривычного чувства страха, которое он уже испытывал тогда, когда Легион только-только пригласил его на свадьбу, он поднял свободную руку, сжал её в кулак и три раза постучал в дверь.
- Не заперто, - донёсся из-за двери голос Девэйда, по-странному мрачный и в то же время раздражённый.
Удивлённый такой неприветливостью, Баланс рванул дверь на себя. С тихим скрипом она отворилась, давая Балансу возможность разглядеть то место, которое Легион совсем ещё недавно, меньше трёх недель назад, использовал только как хранилище для всех своих добытых много лет назад Объектов.
Да, Легион действительно сделал всё, чтобы это место, прежде выглядящее так, словно было бы маленькой частью ада, стало другим хоть ненадолго. Всюду, даже на силовом поле, отгораживающем Объекты от посторонних глаз, лежали гирлянды из цветов - странных, с неправильной формы лепестками, которые с каждой секундой переливались, как казалось, цветами, присущими явно не миру смертных. Пол, прежде состоящий из старого, некогда белого, потрескавшегося мрамора, теперь был словно соткан из хрупкой, непрочной ткани космоса - каждый шаг ощущался как что-то внеземное, невероятное, сродни парению, а на потолке, прежде невидимом, сияло нечто, больше всего похожее на странное, нечеловеческое солнце, сияние которого, неяркое, совсем не режущее глаза, больше всего напоминало нимб. Только сейчас Баланс заметил, что в этом зале были окна, из которых, как ему казалось, на пол лился белый, но совершенно не холодный свет. У дальней стены стоял большой, массивный деревянный стол, заставленный, казалось, всем, что только можно было найти. Здесь было дорогое вино и роскошные, хрустальные, инкрустированные бриллиантами бокалы, стоявшие там, где, по идее, должны были сидеть жених и невеста, тарелки из тончайшего фарфора и острейшие ножи, словно бы только что снятое с вертела мясо животных, которых точно не было ни в одном мире, - да и животных ли? Без сомнения, повергающее в трепет зрелище. Если бы не одно "но" - мрачный как туча Девэйд, сидевший на одном из двух стульев по бокам от мест жениха и невесты.
- Почему так грубо? - как можно более беспечным тоном спросил Баланс. - И вообще, странно, что вы не рады его свадьбе.
Девэйд в ответ лишь вскинул брови:
- Странно? Да ты выразишься, мягко скажем, покрепче, когда поймёшь, чья это свадьба! Зря ты вообще пришёл, Баланс. Попомни моё слово.
Вместо ответа Баланс лишь тяжело вздохнул. Нет, всё же тут точно что-то не так. Почему ни одному из друзей Легиона так не нравилась его избранница, он понимать не мог - да и, по правде говоря, совершенно не хотел. Вместо этого он решил всё же подписать открытку... пусть даже она и будет только от него одного. Судя по всему, просить Девэйда расписаться вместе с ним, идеей будет зряшной. И потому Баланс даже не стал задавать ни один из тех вопросов, что роились у него в голове. Вместо этого он спросил:
- А тут есть хоть что-то, чем можно подписать открытку?
- На, - протянул ему ручку, вытащенную из бокового кармана широкой рубахи, Девэйд и кивком указал на место за столом, находящееся напротив него.
- Спасибо! - искренне поблагодарил его Баланс и, сняв с ручки колпачок, уселся за стол. Он положил перед собой открытку, уже было намереваясь написать всё то, что хотел, и над чем, по правде говоря, думал все эти три дня, пытаясь обличить свои мысли в красивую, не напыщенную и в то же время уместную форму, - но не тут-то было. Болезнь, его единственное, врождённое заболевание, отравлявшее ему всю жизнь, дала о себе знать. Буквы просто не складывались в слова, он не знал, что уже написал, а что написать только ещё предстоит. С трудом выдавив из себя пару предложений, написанных корявым, практически нечитаемым почерком, он попытался было перечитать их, чтобы хотя бы найти ошибки, - но к собственному ужасу осознал, что снова, как и в прошлые разы, не может этого сделать. От собственного отчаяния он был готов рыдать. Он, всесильный Баланс, одолевший самого Эссума, теперь просто не может взять и подписать эту проклятую открытку на свадьбу! Более того - его позор видит один из его хороших знакомых. Лишь только представив, как же смешно и жалко он выглядит со стороны, Баланс чувствовал, что вот-вот разрыдается.
- Всё в порядке? - спросил его Девэйд, явно заметив, что с ним что-то не так.
- Д... да, - с трудом выдавил из себя Баланс, решивший, что, возможно, всё же стоит вернуться к изначальному плану. - А ты... ты не мог бы подписать открытку? Текст я тебе продиктую, а потом подпишешь, что это от нас обоих.
В тот же миг, лишь стоило Балансу произнести последнее слово, лицо Девэйда даже заострилось. Он моментально поджал свои тонкие губы, а глаза его блеснули так, что теперь на его лице отчётливо читалась бескомпромиссность.
- Извини, но нет. С этой свадьбой я не хочу иметь ничего общего. И поздравлять с ней Легиона я не намерен.
Возможно, он сказал и что-то ещё, но более Баланс его не слышал. Собственное любопытство взяло над ним верх. Он решил хотя бы попытаться выяснить, что же так не понравилось Девэйду в возлюбленной Легиона. И другого выхода, кроме как спросить напрямую, он просто не видел.
- Виктор, Майкл... - рискнул он обратиться к Девэйду по его прошлым именам. - Что всё-таки не так с этой свадьбой, что вы так на неё реагируете?
Он замер, ожидая чего угодно - от вспышки гнева и негодования до полного, абсолютно глухого молчания. И, возможно, именно поэтому для него было несколько неожиданно, когда на лице Девэйда появилось выражение жалости - искренней и всеобъемлющей.
- Ты... ты не понял? - немного нерешительно переспросил он. - Ты правда не знаешь, чья это свадьба?
Баланс лишь помотал головой, в ответ на что Девэйд кивнул в сторону стола:
- Тогда посмотри повнимательнее. Ничего не замечаешь?
Ошарашенный этим заявлением, Баланс уставился на стол, всё ещё не понимая, что может быть с ним не так. Весь стол был заставлен едой и выпивкой, - судя по всему, и то, и другое было качественным, и, всенепременно, дорогим. Куча бутылок с этикетками на самых разных языках - шампанское, виски, коньяк, ликёр, вино, и всё явно стоящее немалых денег. Еда - вполне себе "земные" поросята и странного цвета и формы мясо, явно не присущее при жизни ни одному существу из мира Баланса. Изящные столовые приборы, которые, казалось, не смог создать бы ни один земной мастер, инкрустированные драгоценными камнями - в основном, бриллиантами. Перед местами жениха и невесты стоят два изящных, хрупких бокала, тоже обильно усеянных бриллиантами. Перед гостями же - два кубка, тоже утончённых, но в то же время что-то немо свидетельствовало о том, что некогда то, из чего они были сделаны, было живым. А перед одним из мест новобрачных стоит красивая, изящная, окованная платиной с бриллиантами и созданная из тончайшего, но прочного хрусталя пепельница...
- Пепельница? - неожиданно сам для себя произнёс вслух Баланс. - Но у нас же никто не курит! Ни Легион, ни ты, ни я. Разве что только...
Что именно "разве что только", Баланс сказать не успел. В воздухе, прежде не пахнущем ничем, кроме запаха старины и еле ощутимого, но вполне заметного запаха чего-то, до крайности похожего на серу, появился ещё один - отчётливый запах дыма крепких, но в то же время дорогих сигарет. А дальше события начали развиваться быстрее молнии. Плюнув себе под ноги и грязно выругавшись, Девэйд решительно встал из-за стола, фактически опрокинув собственный стул, быстрым шагом подошёл к небольшой, еле заметной двери, ведущей в остальные помещения дворца, распахнул её и пошёл прочь. Более находиться здесь он явно не желал. Но не успел Баланс удивиться такому странному поведению тех, кто был лучшими друзьями Легиона, как тут тяжёлая, окованная железом дверь скрипнула, открываясь, и послышался голос, сухо проконстатировавший:
- Как невежливо.
Лишь только услышав этот негромкий, но по-странному пустой голос, Баланс невольно вздрогнул - но в тот же миг развернулся к двери, ударившись локтем о спинку стула. Он прекрасно знал, кого увидит у двери. И действительно, он был прав. Там, с дорогой, чёрной с золотым, сигаретой в руке, стоял тот, кого Баланс хотел видеть меньше всего. Ничто не изменилось в его внешности - всё тот же строгий тёмно-серый костюм, бледно-серая кожа, пустые серые глаза и идеально подстриженные короткие серые волосы. Его лицо было чисто выбрито, а на губах играла его вечная, жестокая, широкая улыбка. Да, вне всякого сомнения, это был он. Джек Эмпти.
- Йоханан... - прошипел Баланс его настоящее имя. Он привык называть его так, игнорируя все его многочисленные клички, данные ему и самому себе, и Искателями. Он надеялся, что это хоть немного смутит его, равно как и тот факт, что он, Баланс, тоже пришёл на эту свадьбу, но Джек смущения совершенно не показал. Вместо этого он с наслаждением затянулся дымом и, выдохнув его куда-то в потолок, коротко бросил:
- Здравствуй, Баланс.
Сказав это, Джек, как ни в чём не бывало, прошёл мимо Баланса, обошёл стол и уселся... на одно из тех мест, где должны были сидеть новобрачные. Он продолжил курить свою сигарету, выпуская отвратительный, крепкий дым, но в тот момент Балансу было не до этого. Где был разум Легиона, когда он пригласил на свою свадьбу того, кто много лет назад и развратил его разум? Неужели он считает, что даже Йоханан, это отвратительное, злое создание, имеет право на искупление? Что заставило его так поступить? Неужели он смог простить его? Множество вопросов, ответа на который не было. Было только возмущение - какого дьявола Йоханан решил, что имеет право сидеть на месте, явно для него не предназначающемся? Баланс уже было открыл рот, чтобы высказать ему всё, что думает об этом, равно как и велеть ему пересесть... да хотя бы туда, где сидел Девэйд, - но что-то словно бы не дало ни единому слову сорваться с его губ.
Пусть Йоханан творит что хочет и сидит там, где хочет. Возможно, так даже будет лучше. Возможно, в таком случае Легион сам сможет увидеть его наглое поведение... и, скорее всего, даже вышвырнет его вон со своей свадьбы. Да, пожалуй, игнорировать его будет лучше всего. Размышляя об этом, Баланс постарался расслабиться, откинувшись на спинку стула.
- Не хочешь?
Голос Джека заставил Баланса вздрогнуть и моментально выдернул его из воспоминаний. Поморщившись и потряся головой, так, словно бы ему было на самом деле тяжело прийти в себя, Баланс медленно моргнул и посмотрел на Джека. Всё так же улыбаясь и держа в руке наполовину скуренную сигарету, Джек протягивал ему большую, несколько помятую чёрно-золотую пачку, в которой не было где-то трети сигарет.
- Угощайся, - беспечным тоном добавил Джек, словно бы его совершенно не заботило то, что Баланс его не просто ненавидел за все его деяния - он хотел, чтобы его больше не было. Ни в этом, ни в любом другом из существующих миров.
- Спасибо, - стараясь звучать максимально нейтрально, ответил ему Баланс. - Не курю. И тебе тоже не советую.
В ответ на это Джек лишь пожал плечами и отточенным, уверенным, отработанным за долгие годы жестом убрал пачку сигарет одной рукой во внутренний карман своего пиджака. А Баланс тем временем всё ещё старался привести свои мысли в порядок. Где же Легион? Чем скорее он придёт, тем меньше ему придётся терпеть общество столь ненавистного ему Йоханана. Теперь Баланс уже был точно уверен, что Джек пришёл без приглашения. Просто решил испортить свадьбу, сотворить очередное чёрное дело... в чём бы оно ни заключалось. Но в любом случае, сейчас своих догадок высказывать не стоило. Пусть думает, что пока что всё идёт по его зловещему плану. И, глядя на стряхивающего пепел в пепельницу Джека, Баланс решил, что сделает всё - только бы не дать ему сотворить то, за чем он и пришёл сюда. Следовало пока хотя бы как-то попытаться отвлечь его. И тогда он решил, что способа лучшего, чем беседа ни о чём, найти будет сложно.
- Давно куришь? - спросил он первое, что только пришло ему в голову.
- Как минимум, несколько столетий, - нарочито вежливо ответил ему Йоханан, в очередной раз затягиваясь дымом.
Глядя на его широкую, нечеловеческую улыбку, Баланс почувствовал, как его собственные губы тоже начинают растягиваться в разные стороны. Это была своего рода игра - кто кого переговорит, кто кого сможет первым смутить и заставить заткнуться. Один раз Балансу уже это удалось - вопросом о том, так любил ли Йоханан хоть когда-то. Неспособный солгать, он предпочёл отмолчаться. Быть может, его удастся смутить и во второй раз?
- Люди обычно курят, когда нервничают, - вкрадчиво начал Баланс. - А вот зачем куришь ты? Неужто ты всё ещё способен на то, чтобы переживать из-за чего бы то ни было?
Желая услышать ответ Джека, Баланс даже подался вперёд, всем своим видом показывая, что его ответ будет ему невероятно интересен. Но в этот раз Балансу смутить Йоханана явно не удалось. Сделав ещё одну затяжку, он запрокинул голову вверх и выпустил в воздух пару колечек дыма - словно бы наслаждаясь собственным превосходством. Смерив Баланса внимательным, но совершенно не презрительным взглядом, он выдохнул остатки дыма - прямо ему в лицо, заставив его поморщиться и закашляться.
- Не каждый раз переживаешь такое, - начал он словно бы издалека. - И я бы не сказал, что в этих ощущениях мне нравится абсолютно всё. Это по-новому. Это... признаюсь, пугает и завораживает одновременно. С сигаретой мне с этими ощущениями справляться немного легче.
Баланс, услышав это, даже усмехнулся. Ишь ты, как ему вскружили голову собственные злодейские планы! Спрашивать, что именно он затеял, равно как и что за ощущения он сейчас переживал, Баланс просто не видел смысла. Помахав перед собой рукой, чтобы развеять остатки дыма, он снова откинулся на спинку стула и постарался посмотреть в потолок, прикладывая все усилия к тому, чтобы убедить себя, что он тут совсем один. Но ему это не удавалось. Всем своим существом он ощущал присутствие ненавистного ему Йоханана, видел краем глаза каждое его движение - резкое, отточенное, словно бы над каждым своим движением он работал не одну сотню лет, чувствовал запах дыма от его дорогой сигареты. Отвратительный, тяжёлый запах, лезущий в ноздри и взрезающий лёгкие словно нож. С трудом сдерживая желание чихнуть прямо в лицо Джеку, подобно тому, как он сам выдохнул дым прямо в лицо своего собеседника, Баланс оторвался от созерцания потолка и рискнул заговорить с Джеком во второй раз, чувствуя, как медленно, но верно начинает нарастать от запаха дыма тупая боль в его правом виске:
- Ты мог бы перестать курить? Голова болит от дыма.
Баланс ожидал, что Йоханан сделает вид, будто бы не слышал его просьбу, однако в этот раз он недооценил его. Не обращая никакого внимания на то, что он мог бы курить свою весьма толстую сигарету и дальше, пока не докурил бы до фильтра, Джек поспешным, словно бы извиняющимся движением раздавил окурок в пепельнице, не забыв растереть и всё ещё тлеющий пепел - чтобы запах дыма наверняка ниоткуда не исходил.
- Спасибо, - поблагодарил его Баланс, уставившись своими карими глазами в его пустые, серые. Выдержав их тяжёлый, почти что мёртвый взгляд, он облокотился на стул и уставился невидящим взглядом на выстроившиеся на столе бутылки с дорогим алкоголем. Где же Легион? Больше он с Джеком разговаривать совершенно не хотел - не мог придумать ни одну нейтральную тему, которую бы в конечном итоге Йоханан не обернул бы против его. В воздухе по-прежнему витал тяжёлый запах дыма - слабый, но от того и так раздражающий, вызывающий тупую, пульсирующую боль в виске. Баланс не знал, сколько ещё продлится эта пытка ожиданием и обществом Джека, пусть и не делающим пока что ничего особо предосудительного, не знал, куда мог уйти Девэйд, не знал, как долго будет отсутствовать Легион, которому эта реальность и принадлежала. Он явно пошёл за своей невестой, в каком бы мире она ни была, и... от одной лишь этой мысли Балансу стало холодно. Лишь только представив себе, что может испытать Легион, увидев на своей свадьбе того, кто и развратил его разум, Баланс почувствовал, как его руки сами по себе сжимаются в кулаки. Да, хуже было бы только то, реши Джек появиться на его собственной, Баланса, свадьбе. Или же... в его планы входит и это?
Взгляд Баланса сфокусировался на ближайшей к нему бутылке с дорогим ликёром, пить который, как гласила этикетка, стоило только после плотного перекуса, кулаки сжались до хруста в костях. Нет. Он не допустит этого. Пойдёт на всё, но не позволит такой мрази как Йоханан разрушить чьё бы то ни было счастье. Пожалуй, зря он вытащил его из Ада, куда в своё время сам его и сослал... пусть и руководствуясь при его возвращении исключительно благими намерениями. Да, туда же сейчас его и стоит отправить. И не возвращать никогда, что бы ни нарушилось в мире без его непосредственного участия в его жизни.
В запасе у Баланса было лишь мгновение, и он прекрасно это понимал. Не следовало зря его растрачивать. А Джек тем временем явно о его мыслях не подозревал, абсолютно расслабившись. Снова вытащив свою пачку сигарет, он внимательно посмотрел на наполненного тихой яростью Баланса:
- Ты не будешь против, если я снова закурю?
- Кури, - процедил сквозь зубы Баланс. Сейчас или никогда! Вот Йоханан снова берёт сигарету в зубы, вот щёлкает дорогой, явно сделанной из золота и на заказ зажигалкой... Пока что он потерял бдительность и абсолютно беззащитен. Было бы просто грехом не воспользоваться моментом. Понимая это, Баланс уже начал было подниматься со стула и произносить слова, которые точно отправили бы Джека туда, откуда дороги назад, просто не существует, как тут...
- Опять куришь? Зачем?
От звука этого голоса Баланс даже вздрогнул. Почти что утонувший в собственной ярости, он не заметил, как некто вошёл в зал с Объектами через главный вход. Кто это мог быть, - Баланс совершенно не знал, да и не волновало его это. В тот момент он не чувствовал к вошедшему абсолютно ничего, кроме бессильной злобы. Теперь ему точно не завершить то, что он затеял. В бессильной ярости, намереваясь высказать вошедшему всё, что думает о нём, Баланс развернулся и... столкнулся взглядом с Легионом, только что вошедшим в своё же собственное главное помещение дворца.
Пелена ненависти спала с глаз Баланса так же быстро, как и появилась, сменившись искренним удивлением и непониманием. До этого он никогда не видел Легиона таким. Его волосы снова были растрёпаны - так, словно бы он их не причёсывал все эти три дня. Ни оружия, ни подавляющей части брони при нём не было - на нём была самая простая светло-бежевая туника до колена, а из брони - лишь тяжёлые, бронированные сапоги, громко лязгающие при каждом его шаге. На лице Хранителя читалось выражение искреннего сочувствия, непонимания, жалости, - чего угодно, кроме удивления или ненависти, которые он мог бы испытать, лишь завидев Джека. Оглядев Легиона с головы до ног, Баланс машинально зацепился взглядом за одну малоприметную, но почему-то показавшуюся ему такой важной деталь - шрамы, которыми были "украшены" все его бледные, с чёрными венами, ноги. Особенно много их было на коленях, обычно скрытых юбкой, и машинально Баланс даже почувствовал к нему жалость. Где, и, что важнее, кто смог так сильно ранить его... и, к тому же, судя по всему, неоднократно?
- Я же говорил тебе, - тем временем обратился к Легиону Джек, - что не курить в столь ответственный момент мне будет немного проблематично.
"Что он имеет в виду?" - промелькнуло в голове у Баланса. А Легион тем временем прошёл через весь зал с Объектами и уверенно уселся рядом с Джеком, на место жениха. Рука Легиона в тот же миг уверенно, хоть и несколько медленно потянулась к сигарете, оставленной Джеком на пепельнице. И, быстрее, чем Баланс успел что-либо осознать, Легион улыбнулся Джеку, - лишь для того, чтобы потом поднести почти что целую сигарету к своим губам и сделать затяжку.
В тот же миг Легион резко выдохнул дым и тихо, сухо кашлянул - курить ему явно было непривычно, особенно столь крепкие сигареты, что выбирал себе Йоханан. Но Балансу в тот момент было не до этого. Он внимательно смотрел на Джека, совершенно не понимая, что происходит. С его лица словно бы в одночасье исчезла вся та злоба и хитрость, с которой он обычно смотрел на весь мир, а в его прежде пустых серых глазах теперь весьма отчётливо появилась одна лишь эмоция - забота. Это выглядело настолько неестественно и неправильно, что Баланс едва ли не свалился со стула - не возьми он вовремя себя в руки.
И только сейчас он понял, что ещё показалось ему странным. Легион пришёл один. Совершенно один. Никакой невесты с ним не было и в помине.
Во всём этом было однозначно что-то неправильное, но что - Баланс пока что понять не мог. А Легион тем временем явно не подозревал о том, что у одного из гостей на его свадьбе сейчас в голове царили мысли о чём угодно - но только не о том, насколько же это радостное событие. Отложив сигарету на пепельницу, Легион повернулся к Балансу - так, словно бы и в самом деле всё ещё мог его увидеть.
- А где мои друзья?
В ответ Баланс лишь развёл руками и машинально произнёс:
- Девэйд ушёл. Сказал, что не хочет иметь с твоей свадьбой ничего общего, и...
Баланс хотел было добавить что-то ещё, но буквально в тот же миг понял, что добавлять особо будет нечего. Основное он сказал и без того. По правде говоря, он ожидал, что его слова смогут смутить Легиона, что он прямо сейчас встанет из-за стола и пойдёт искать своих друзей, в какой бы дальний уголок огромного дворца Легиона они бы ни отправились... но он ошибался. Легион явно ожидал такого исхода событий. Посмотрев поочерёдно то на Баланса, то на Йоханана, он протянул:
- Что же, это было ожидаемо. Значит... мы фактически одни?
- Да, - ответил ему Джек, подавшись вперёд. - И мне наплевать, что лишь фактически. Пусть видит... пусть знает.
"Что происходит?!" - готов был выкрикнуть Баланс, желая раз и навсегда разобраться в странной, совершенно не понятной ему ситуации, но слова будто бы застряли у него в горле. Всё, что он мог, - это безвольно, словно бы лишившись разом, всех своих сил и способный лишь на то, чтобы просто сидеть и смотреть, наблюдать за тем, что разворачивалось перед его глазами. Рука Джека на мгновение потянулась к сигарете, но тут он словно бы снова смог обрести над собой контроль и вместо этого осторожно, одними лишь кончиками своих длинных, худых пальцев, провести по контуру лица Легиона, заставив того довольно прищуриться. Рука Легиона в ответ на это в тот же миг легла на руку Йоханана, крепко, но в то же время осторожно её сжав. Довольно кивнув в ответ на это, Джек выждал буквально несколько секунд - и в тот же миг, высвободив свою кисть из-под кисти Легиона, потянулся вправо - в сторону силового поля, под которым лежали Объекты.
Баланс почувствовал, как ему снова становится холодно. Вот зачем Йоханан пришёл сюда. Ему нужны Объекты, и он, решив усыпить бдительность Легиона, хочет просто-напросто присвоить их себе. Баланс уже собирался было собраться с духом и громко рявкнуть на Джека, велев ему убираться прочь, как тут он увидел, что Джек тянулся вовсе не к полю. Куда больше его заинтересовали лежащие на нём цветы. Он долго, пристально смотрел на них, словно бы оценивая или пытаясь найти нужный, - до тех пор, пока один из них, яркий и в то же время полупрозрачный, словно бы сотканный из тумана и звёздной пыли, не привлёк его внимание. Вытащив его из букета, Йоханан посмотрел на него своим цепким, пустым взглядом, взял его двумя лишь пальцами и уверенно потянулся к голове Легиона, явно намереваясь воткнуть его в его спутанные тёмные волосы. Вторая же рука Джека тем временем уверенно коснулась испещрённой шрамами ноги Легиона, но стоило ему лишь коснуться его колена...
- Легион!
В тот же миг оба они дёрнулись, словно бы выйдя из некого транса. Йоханан тут же уселся прямо, но руки его в тот же миг сжали ладони Легиона - будто бы он и вправду не хотел его отпускать. А невидящие глаза Легиона тем временем уставились на Баланса, который наконец-то смог пересилить себя и сказать хоть что-то.
- Можно тебя на минутку? - продолжил Баланс.
На мгновение на лице Легиона промелькнула смесь разочарования и удивления, но всё же он смог взять себя в руки. Вытащив свои ладони из хватки Джека, он по-быстрому кивнул ему, словно бы извиняясь, и встал из-за стола. Увидев это, Баланс поманил его за собой - меньше всего он хотел, чтобы так ненавистный ему Йоханан услышал то, о чём он хотел поговорить с Легионом. Пожав плечами, Легион покорно проследовал за ним, двигаясь так, словно бы тяжёлые бронированные сапоги совсем ему не мешали. И только лишь лязг металла, звучащий с каждым его шагом, напоминал о том, насколько же всё-таки они тяжелы. Но даже этот звук не мог отвлечь Баланса от его безрадостных мыслей.
- Что-то случилось? - спросил Легион, зачем-то пригладив свои растрёпанные волосы - будто бы это действительно могло им помочь.
Баланс уставился на него с выражением непонимания и укоризны на лице. Он не понимал, что заставило Легиона так обходительно повести себя с Йохананом. И более того, - только теперь Баланс понял, что общество Джека Легиону... нравилось? В его движениях чувствовалась некая расторопность, небрежность, словно бы он хотел как можно быстрее вернуться за стол. Руки еле заметно тряслись, немо показывая, что его переполняют некие чувства. А, оглядев Легиона ещё раз повнимательнее, Баланс даже почувствовал, как к его горлу подкатывает нечто, похожее на тошноту. Его туника едва ли не топорщилась ниже пояса. Что могло вызвать у Легиона такие эмоции - Баланс просто понять не мог, как ни старался. Да и не хотелось ему особо этого. Со сложившейся ситуацией следовало заканчивать раз и навсегда.
- Легион, - обратился Баланс к Хранителю, - я всё понимаю - ты взволнован, ты нервничаешь, у тебя это всё в первый раз, но... В самом деле, зачем? Зачем ты позвал Йоханана? Он же почти что сломал тебе жизнь, а ты не то что не гонишь его - ты ведёшь себя так, словно он самый дорогой гость на твоей свадьбе. Он чудовище. Он был таковым всегда, и он всё испортит, как каждый раз портит и развращает всё, за что бы ни взялся. Ты притащил к себе домой по меньшей мере змею. И то, что вы с ним чуть ли не обнимаетесь, берёте друг друга за руки... Низко, мерзко и отвратительно! Что скажет твоя невеста?
Высказав это, Баланс посмотрел на Легиона, тяжело дыша. Что же, сейчас оставалось надеяться, что его слова всё-таки смогут достичь разума Хранителя, и он выгонит Йоханана прямо сейчас же - хотя бы из уважения к той, кого полюбил, кем бы она ни была. Но, глядя на лицо Легиона, Баланс даже невольно подумал о том, что явно сделал что-то не так. Но что? Легион смотрел на него с искренним, почти что детским недоумением - крайне не подходящая ему эмоция. Но ни грамма гнева или протеста его лицо не выражало.
- Невеста? - переспросил Легион. - Какая невеста?
От услышанного Баланс даже опешил. Что с ним происходит? Он забыл, по какому поводу позвал его самого, Баланса, к себе во дворец? Он издевается? Или же это... снова влияние Джека на его всё ещё не восстановившийся до конца и оттого и такой хрупкий рассудок? Больше всего хотелось верить, что всё же не последнее. И потому Баланс попытался осторожно ему напомнить:
- Твоя невеста. Та, на которой ты сегодня женишься. Ты забыл, что у тебя свадьба? Или ты...
Закончить свою мысль Баланс просто не успел. Стоило ему лпшь попытаться закончить свою мысль, как Легион в тот же миг рассмеялся своим злым, сотрясающим, как казалось, дворец до самого основания, смехом. От одного только его звука Баланс даже поморщился. Да, даже то, что он полностью очистил его разум, не смогло изменить этот жуткий смех, который свёл с ума ни одно поколение наивных Искателей-авантюристов, считавших, что Легион им будет по зубам. Но Баланс, в отличие от них, не боялся этого смеха. В тот момент он всеми силами пытался понять: что же всё-таки так развеселило Легиона? Что такого смешного он ему сказал, да и говорил ли? И где же всё-таки, в конце концов, его избранница?
- Всё в порядке?
Баланс в тот же миг даже вздрогнул. Джек, подошедший сзади совершенно тихо и неожиданно, в этот раз смог застать его врасплох. Постаравшись взять себя в руки и наградив Йоханана очередным полным презрения взглядом, Баланс смотрел, как он быстрым шагом подходит к Легиону и кладёт ему правую руку на плечо, словно бы желая хотя бы так заставить его успокоиться и отдышаться от смеха, вызванного не до конца понятно, чем. И только сейчас Баланс заметил одну деталь внешности Джека, на которую прежде не обратил никакого внимания. На безымянном пальце его правой руки тоже красовалось кольцо. Красивое, украшенное тончайшей гравировкой в виде странных, не присущих ни одному миру символов, и усеянное мельчайшими бриллиантами - то, что они действительно были там, выдавал лишь присущий только бриллиантам блеск. Йоханан, большую часть времени живущий исключительно в том же мире, откуда и пришёл Баланс, вряд ли бы смог хоть где-то купить нечто подобное, равно как и никто из-за тонкости работы просто не взялся бы делать такое на заказ...
- Джек... - выдавил из себя тем временем Легион, - он думает, что у меня сегодня свадьба с женщиной!
На мгновение в глазах Джека промелькнула тень чего-то, больше всего похожего на недоумение, но эта эмоция исчезла столь быстро, сколь и появилась. А затем - он улыбнулся. Намного шире, чем обычно, но это был вовсе не ехидный, пустой оскал, вечно играющий у него на губах. Даже наоборот - в этот раз это была чудовищно широкая, но снисходительная улыбка. Так могла бы улыбнуться мать своему пытающемуся помочь ей в чём-то сложном, малодоступном пока что собственному пониманию, дитя. Но Балансу от этой улыбки чуть не стало плохо. Понимать происходящее он и вовсе перестал, и он в прямом смысле чувствовал, как пол, зыбкий, но вполне себе осязаемый, сейчас и вовсе уходит у него из-под ног.
- Глупый маленький мальчик... - тем временем проговорил Джек с нарочитой снисходительностью, но буквально сразу же после этого повернулся в сторону Баланса, продолжая обнимать Легиона. - Баланс, ты действительно думал, что Легион захочет жениться?
- Ничего не понимаю! - в отчаянии выкрикнул Баланс, хватаясь за вновь заболевшую голову. - Что происходит? Что вы делаете? Где невеста, и чья это свадьба?
Легион словно бы ждал этих слов для того, чтобы успокоиться. Распрямившись во весь свой немаленький рост, он сделал пару глубоких вдохов и одним пальцем смахнул выступившие на невидящих глазах гнилые, кровавые слёзы. Он прижал одну руку к груди, а другой - снял с себя руку Джека и крепко, но осторожно сжал её, явно не желая причинять ему никакого вреда.
- Баланс... - выдохнул он. Отдышаться ему явно было всё ещё не слишком просто. - Это наша свадьба. Моя и Джека.
- Что?!
Всеми силами Баланс старался не показывать своего удивления, возмущения, негодования и непонимания, смешавшихся в его подсознании в одну тяжёлую, ядовитую смесь, притупляющую все возможности восприятия мира и ощущающуюся как огромный ком в груди. Он не мог поверить в то, что это было произнесено всерьёз, он искренне ждал, что вот сейчас кто-то из двоих, стоявших перед ним, улыбнётся ему, скажет, что это была всего лишь неудачная шутка, и они втроём продолжат ждать невесть почему запоздавшую невесту. Но факты кричали об обратном, равно как и подсознание. Баланс, беспомощно открывая и закрывая рот, словно выброшенная на берег рыба, мог лишь смотреть на то, как Йоханан, осторожно приобняв Легиона за талию, всё-таки украшает его волосы тем самым потусторонним цветком. Баланс сам не понимал, почему, но это проявление нежности со стороны того, кто до этого не показывал ничего подобного, казалось ему чем-то чудовищно неправильным.
- Но как?! Вы... невеста... Йоханан... у тебя же столько женщин было... не может быть!
Обернувшиеся к Балансу Джек и Легион фактически одновременно улыбнулись своими нечеловеческими улыбками. Было видно, что его сбивчивая речь по меньшей мере умилила их. А ещё они явно не могли решить, кто же всё-таки расставит для него всё по местам. Они переглядывались друг с другом примерно полминуты - ровно до тех пор, пока Легион осторожно не подтолкнул Джека. Тот же понял его намёк в ту же секунду. Повернувшись к Балансу, он вкрадчиво начал:
- Видишь ли, Баланс, есть разница между похотью и любовью. Ко всем тем женщинам, что были у меня, - да, включая и твою любовь, - я чувствовал только первое. Я брал от них то, что мне было нужно, и уходил, не давая им надежды ни на какое дальнейшее развитие наших отношений. Это были исключительно их проблемы - то, что они воспринимали мои действия как любовь, и надеялись на нечто большее. Ни одну из них я так и не полюбил. В то время как Легиона я люблю фактически с того дня, когда впервые его увидел.
- А я, - добавил тем временем Легион, - могу сказать, что у меня фактически никого не было, кроме Джека. Моя невеста, которую я... - он несколько замялся, явно вспоминая, как именно он изувечил несчастную женщину много лет назад, - она... В общем, я тогда чудовищно ошибся. Я принял жалость за любовь, и встречался с ней только из жалости. Мне просто не хотелось, чтобы она повторила ту судьбу, через которую ей пришлось пройти к тому моменту.
- И ты... и ты прощаешь ему все его измены? - только и смог спросить Баланс. Он совершенно не мог понять, как в принципе можно было бы так жить, как можно было влюбиться в существо своего пола... и в то же время он вспоминал собственные слова о том, что обещал поддержать Легиона, кого бы он себе ни избрал. И сейчас Баланс понимал, что не сможет так просто взять свои слова назад перед самим же собой. Он прекрасно мог представить, как тяжело было Легиону в своё время признать перед собой, так в кого же он влюбился, через что им обоим пришлось пройти, и как они будут жить дальше. И понимание этого не могло не вызвать у него жалости - странной, совсем не горькой, но тяжёлой.
- Приходится, - вздохнул Легион. - Мы встречаемся раз в пятьдесят лет - не знаю, почему, но на большее мы не имеем права. Я понимаю, что столько лет не выдержит никто. Или... почти никто. Мне это по силам, а Джеку - нет. И мне просто ничего не оставалось, кроме как принять это как данность.
- Не ревнуешь?
Улыбка Легиона, казалось, стала ещё шире, а один из его клыков довольно сильно впился в его губу. Немного поморщившись и сузив улыбку, Хранитель медленно моргнул и слегка приподнял голову:
- А зачем ревновать? Я знаю, что он их не любит. И не полюбит никогда.
На это уже Баланс ничего не мог возразить. Ему казалось, что он выяснил всё, что хотел, но в то же время в голове его роилось множество вопросов - не до конца сформировавшихся, обрывочных, но почему-то кажущихся ему очень важными. Он стоял и молча глядел на Легиона и Йоханана, надеясь, что хотя бы что-то сможет натолкнуть его на то, чтобы он смог сформировать и высказать напрямую то, что его безмолвно терзало. Но всё было тщетно.
- С тобой всё в порядке? - неожиданно спросил его Джек.
Баланс потряс головой, желая вернуть себе восприятие мира. А не к чёрту ли это всё? Зачем нужны его нелепые вопросы, какими бы они ни были, когда эти двое вполне себе счастливы и довольны собой? Получив единственную возможность увидеться хоть раз чаще, чем раз в пятьдесят лет, они решили не терять такую возможность. И Баланс прекрасно понимал, что Легион позвал его не за тем, чтобы он портил ему праздник своей надоедливостью. Он доверяет ему. Он и Девэйд - единственные, с кем новобрачные решили поделиться своим счастьем. Но Девэйд просто не смог это перенести, явно расценив сложившуюся ситуацию как предательство. И поэтому Баланс чувствовал на себе просто гигантскую ответственность - такое знакомое, ставшее почти что родным ощущение.
"Что будем делать?" - неожиданно подумал он про себя. Но ответ на этот вопрос был у него самого уже наготове. Кивнув в сторону стола, он снова посмотрел на Джека с Легионом и приложил все усилия к тому, чтобы улыбнуться как можно более искренне и беспечно:
- Давайте праздновать?

- Ещё виски?
Баланс машинально кивнул, глядя на наполовину опустошённую бутылку в руках у Йоханана. Выпил ли он сам, Баланс, столько алкоголя в одиночку, или всё-таки весь этот алкоголь выпили они втроём? Хотелось бы, конечно, полагать, что второе. Он не знал, сколько он выпил в принципе, что именно он выпил, и сколько алкоголя ещё осталось, равно как и какого. Он даже не понимал, сколько часов они уже так сидят. Возможность воспринимать ход времени он уже давным-давно утратил.
Попытавшись собраться с остатками сил, равно как и собрать в кучу свой одурманенный разум, Баланс начал вспоминать о том, что же именно происходило с того момента, как он узнал, так чья же именно это свадьба. Да, действительно, Йоханан и Легион словно бы знали, что всё произойдёт именно так, - настолько всё выглядело... распланированным. А алкоголь и вкусная пища оказались прекрасными помощниками в раскрепощении. Ещё совсем недавно ничего не знающий и не способный сформировать собственные же вопросы Баланс тогда чувствовал себя так, словно перед ним открыты все дороги, а мысли его наконец-то смогли упорядочиться и стать прозрачными словно горное озеро. И не радовать, равно как и не вселять уверенности, это просто не могло.
Они говорили абсолютно обо всём. За эти несколько часов, что они провели в зале с Объектами, Баланс, казалось, выяснил о новобрачных всю подноготную. Он спрашивал обо всём, что только приходило ему в голову, - как так вышло, что Йоханан продал свою возможность лгать за возможность раз в пятьдесят лет видеть Легиона, трудно ли ему жить, всё время говоря одну лишь правду, на что он до этого променял свою раздробленную им же самим душу, как именно и как долго они обычно проводят это время, где и как они впервые встретились, когда поняли, что именно любят друг друга, и чем их понимание любви отличается от того, что понимал под ней сам Баланс... Вопросы формировались и озвучивались один за другим, и, казалось, алкоголь раскрепостил не только единственного гостя. Баланс не знал, сколько выпили Джек и Легион, но, судя по тому, что никаких запретных тем для них сейчас просто не существовало, выпито ими было тоже немало.
Баланс тяжело вздохнул. Всё же понимание того, что он находится на однополой свадьбе, несколько тревожило его. Он сам не до конца понимал, почему, но он находил это неправильным. Возможно, лишь потому, что ранее сталкиваться с чем-то подобным ему если и приходилось, то крайне косвенно. И вот теперь эта сторона жизни здесь. Там, где он меньше всего ожидал её увидеть. Прямо перед его глазами. И за одно лишь Баланс безмолвно был им благодарен - за то, что они явно понимали, что принять их любовь как "правильную" до конца он всё-таки вряд ли сможет так сразу. И, возможно, именно поэтому они старались как могли, но не выставляли свои чувства перед ним напоказ. Он видел, как рука Йоханана то и дело тянулась к ноге Легиона, но всякий раз он себя вовремя останавливал, а Легион то и дело наклонялся вперёд, так, чтобы его невидящие глаза были на одном уровне с пустыми глазами Джека. Рот Легиона в тот же миг приоткрывался, а сам он довольно облизывался, - было видно, что если бы не Баланс, он давным-давно поцеловал бы своего возлюбленного долгим, полным страсти поцелуем. Таких мелочей в их поведении было множество, но всякий раз оба могли вовремя заставить себя остановиться. Они явно понимали, что Балансу увидеть такое было бы по меньшей мере мерзко и неприятно.
Затуманенным взглядом Баланс смотрел на то, как Йоханан подливает виски в его кубок. В каких только вариациях Баланс к этому времени не пил уже этот напиток! Он смешал его и с шампанским, доверившись вкусу Легиона, предложившего ему это, и с ликёром, и даже с вином... Последнее ему особо понравилось - не каждый раз ощущаешь этот бархатный, по-особому терпкий, и в то же время очень странный вкус. Сейчас он даже не до конца понимал, когда именно ему стало так сложно воспринимать реальность. Не уснуть прямо на столе ему позволяла лишь его нечеловеческая выдержка, присущая только тому, кто имел бы право называть себя Балансом.
- С... спасибо, - с трудом ворочая языком, выдавил он из последних сил, увидев, что его кубок заполнен уже больше, чем наполовину. - Больше... не надо.
Посмотрев на него с пониманием, Джек медленно кивнул и поставил бутылку куда-то на стол. А Баланс, сам до конца не понимая, зачем он это делает, сделал небольшой глоток благородного, горького напитка из кубка и зажмурился. Голова кружилась, глаза словно бы закрывались сами собой, не желая более открываться, но однако где-то в собственных потаённых глубинах, за пеленой тумана, сознание его было предельно ясным. А в мыслях тем временем появилось осознание ещё одной вещи, в тот момент показавшейся ему предельно важной.
Это не может продолжаться вечно. Пирушка пирушкой, но этим не заканчивается ни одна свадьба. Её логичное продолжение - первая брачная ночь. На которой он, Баланс, уж точно будет лишним.
Пожалуй, стоило уйти, извинившись перед хозяевами и поблагодарив их за гостеприимство, но всем своим существом Баланс понимал: далеко он не уйдёт. Он был слишком пьян даже для того, чтобы просто встать из-за стола, не опрокинув собственный стул или не рухнув лицом в остатки ближайшего к нему блюда. Да и не хотелось ему, чтобы его невеста, которая его всенепременно ждала, увидела бы его в столь неприглядном виде. Не прекращая повторять про себя мысль о том, что столько пить, равно как и смешивать столь разные напитки всё же не стоило, Баланс собирался уже было спросить у Легиона, где ему можно было бы хоть немного выспаться, чтобы на следующий день, будучи полностью трезвым, покинуть дворец, - но вместо этого с его губ сорвалась совершенно другая идея - пусть и тоже терзавшая его всё это время.
- А кто у вас сверху? - спросил Баланс и в тот же миг захлопнул свой рот. Однозначно, такой вопрос был верхом бестактности. Сейчас оба его собеседника имели полное право на то, чтобы обидеться на него, велеть ему не лезть не в своё дело и вообще замолчать и думать, прежде чем говорить, - но он ошибался. Всё ещё держа Джека за обе руки - единственная вольность, которую они себе позволяли, - Легион обернулся к Балансу и улыбнулся своей снисходительной, пусть и жуткой улыбкой.
- Когда как. Но, как правило, это я - ведомый партнёр. У Джека просто больше опыта в этих делах, чем у меня - мне негде было его набраться. Но сегодня... мы оба будем сверху.
От этого заявления Баланс даже почувствовал, как горячая кровь приливает к его голове. Давно позабытое и такое непривычное ощущение стыда. Он чувствовал себя так, словно бы влез в чужую постель без разрешения, - хотя, по правде говоря, так оно и было. Но собственное любопытство, равно как и развязанный алкоголем язык, в этот день были явно против него.
- Хочешь сказать, вы будете меняться?
- Не совсем, - хитро ответил Легион, уставившись своими чёрными, остекленелыми глазами в глаза Баланса. - Как думаешь, зачем я тебя позвал? Почему велел приходить без подарка?
Баланс хотел было удивиться, но в тот момент его удивление сменилось чем-то, больше всего похожим на возмущение. Сколько ещё эти двое будут играть с ним в кошки-мышки? Один раз они уже ввели его в заблуждение, пригласив его сюда, но так и не сообщив, чья же это свадьба. Второй раз ощущать себя полным идиотом Баланс, несмотря на одурманенный алкоголем рассудок, совершенно не хотел.
- Хватит говорить намёками! - выпалил он, глядя то на Легиона, то на Йоханана. - Что вы хотите на этот раз, и при чём тут то, что вы велели мне приходить без подарка?
- Дело в том, - сказал вместо Легиона Джек, - что ты и есть наш подарок. Наш подарок друг другу и от самого себя. Видишь ли, всем, в том числе и нам, хочется новизны. Искры. Особенно в такой значимый для нас обоих день. Более того - мы хотим отблагодарить тебя за всё, что ты сделал с нами и для нас. Этой ночью нас в главной спальне будет трое - вне зависимости от того, хочешь ты этого, или нет.
Баланс смотрел на своих собеседников отсутствующим взглядом, не ощущая ничего, кроме того, что все ощущения словно бы по капле покидали его, а кровь в ушах шумела словно поток воды. Все карты раскрыты. Зря, очень зря он доверился Легиону, равно как и пытался всеми силами заставить себя поверить в то, что искренне желает Йоханану счастья. Те, кто перестал быть людьми, обратно людьми не станут никогда. Весь этот спектакль был разыгран ими лишь с одной целью - заманить Баланса к себе в постель, как в западню, чтобы там над ним надругаться. А уж о том, что эти двое, пройдя через так многое, могли называть сексом, Баланс не хотел даже думать - не то, что переживать это на себе.
Решение пришло к нему моментально. Некстати, очень некстати Легион, вошедший в зал, не дал Балансу отправить Джека обратно в Ад. Да и рассудок Легиона, судя по его поведению, так и не был очищен до конца. Следовало исходить из этих двух условий. И потому Баланс решил: прямо сейчас, пока они не могут до конца себя контролировать и верят, что выбранная ими жертва сама придёт к ним в лапы, не сопротивляясь, он использует ментальную бомбу на Легионе, и, пока тот будет пытаться прийти в себя, отправит Йоханана туда, где ему и место.
С трудом удерживаясь на ногах, Баланс встал со стула, держась за него одной рукой. В его глазах мрачным отблеском сверкала решимость. Поморщившись, чтобы лучше обрести контроль над самим же собой, Баланс начал совершать такое привычное ему действие - призывать ментальную бомбу. В его мыслях было только одно - "Лишь бы не успел защититься..."
Но он переоценил свои силы. Быстрее, чем он только произнёс первое призывающее его оружие слово, он ощутил вспышку головной боли - совершенно чудовищной, нечеловеческой, разрывающей, казалось, сам рассудок. Он видел, как мир расплывается перед его глазами, чувствовал, как подкашиваются его ноги. Всё же истерзанный алкоголем организм оказался слишком слаб для того, чтобы сражаться. Нет, не стоило, категорически не стоило столько пить. Только теперь Баланс понял, что его пленители предусмотрели и это - они просто споили его, лишив его всех его сил, равно как и возможности ими пользоваться. Они на самом деле знали всё и смогли умело применить свои знания. Это осознание на мгновение придало силы - но лишь на мгновение. В ту же секунду, ощущая всю ту же дикую боль и слабость, Баланс рухнул на пол, больно ударившись лбом о край стола. Всё, о чём он успел подумать, прежде чем потерять сознание, - о надежде о том, что у Джека с Легионом сохранились хоть какие-то представления о порядочности, и они не будут глумиться над ним хотя бы пока он этот мир воспринимать будет не в состоянии.

@темы: Творческое

URL
Комментарии
2017-07-23 в 22:51 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Тьма медленно покидала сознание, прежде окутываемое ей, не оставляя за собой ничего, кроме ощущения неизвестности - и безумной боли. Болело всё тело, но сильнее всего боль ощущалась в голове. Казалось, стоило лишь пошевелить ей, и она просто разорвётся, разлетевшись на тысячу осколков. Во рту было непривычно сухо, больше всего хотелось пить, но перед глазами была лишь непроглядная тьма. Баланс не знал, лежит ли он всё, сидит ли. Он даже не понимал до конца, что именно с ним произошло, - даже собственная память отказывалась ему повиноваться. Всё, что он помнил, - это лишь скудные сведения о себе самом. Большее его память была выдать просто не в состоянии.
"Что случилось, и где я?" - промелькнуло у него в голове. Но в тот момент даже это отошло для него на второй план. Больше всего он снова хотел закрыть глаза и продолжить свой сон, но тут неожиданно откуда-то сзади и неподалёку раздался знакомый голос:
- Уже очнулся? А ты крепче, чем мы ожидали...
От одного лишь звука этого голоса Баланс даже вздрогнул. В тот же миг память вернулась словно взрыв... однако, как он теперь понимал, лучше ей всё же было не возвращаться.
Йоханан. Легион. Их свадьба и их же планы касательно того, какая именно роль должна быть на ней у него самого, Баланса. Меньше всего он хотел стать чьей бы то ни было секс-игрушкой, а уж особенно - игрушкой двух чудовищ - другого слова для того, чтобы описать новобрачных, он вряд ли смог бы подобрать. Как нельзя отчётливее, он понимал: он в огромной беде. Следовало спасаться, бежать отсюда как можно скорее и куда подальше. Но Баланс не знал, сможет ли он это. Истерзанный алкоголем и потерей сознания организм был очень слаб. Однако несмотря даже на это, Баланс был чётко уверен в том, что ни одной лишней секунды он в реальности Легиона не пробудет.
Баланс потряс головой и попытался открыть глаза, чтобы хотя бы понять, находится ли он всё ещё в зале с Объектами, где и было празднование, или же его давно перенесли куда бы то ни было. Однако то, что всем людям удаётся так просто, Балансу не удалось сделать совершенно. Веки будто бы отказывались ему повиноваться, и перед глазами была лишь непроглядная тьма. Машинально, совершенно не думая, что с этим может быть что-то не так, Баланс постарался медленно моргнуть, боясь, что яркий свет может навредить его глазам, которые весьма долгое время были закрыты, - и в тот же миг его веки словно бы снова стали повиноваться ему. Глаза Баланса широко распахнулись, но перед собой он так ничего и не увидел. Кто-то - и он прекрасно понимал, кто, - просто лишил его возможности видеть, надев ему на лицо плотную чёрную маску, которую Баланс теперь прекрасно ощущал.
Возмутившись про себя и решив, что ни Йоханану, ни Легиону это с рук не сойдёт, Баланс решил, что снимет эту маску сейчас же. Он попытался было коснуться рукой своего лица - и в тот же миг даже застонал от боли. Обе его руки были вывернуты и весьма плотно и болезненно связаны за спиной. Освободиться у Баланса без посторонней помощи просто бы никак не вышло. Чувствуя тупую, ноющую боль и покалывание в затёкших, связанных руках, Баланс решил попытаться хотя бы словесно выразить свой дискомфорт. Он собирался уже было сказать Джеку с Легионом, что более терпеть этого не собирается, что всё уже зашло слишком далеко, и что он хочет домой, - но изо рта его вырвалось только мычание. К собственному ужасу Баланс осознал, что его мучители лишили его даже возможности говорить. Рот его был растянут круглым расширителем, и Баланс явно провёл с ним уже немало времени. Теперь он прекрасно чувствовал, как из его рта течёт струйка слюны по его подбородку. Никогда в жизни Баланс не ощущал себя настолько униженным и беспомощным.
- Ну же, не бойся, - услышал он голос Йоханана, сидевшего где-то совсем рядом и впереди него. - Тебе не нравится?
Баланс принялся усиленно мотать головой, понимая, что это был единственный способ для него выразить сейчас своё негодование. Но его мучителя это, казалось, только порадовало. Он словно бы и ждал этого ответа. В тот же миг Баланс ощутил, как тонкие пальцы Йоханана скользнули по его покрытому слюной подбородку, уверенно, но осторожно заставляя его голову приподняться.
- Ничего, - тихо сказал Джек, проводя пальцами от подбородка до щеки Баланса, размазывая по ней его слюну. - Уже скоро ты должен привыкнуть. По правде говоря, я был просто вынужден использовать этот расширитель. Ты можешь разозлиться и начать сопротивляться. Даже пытаться укусить. А мне это совсем не нужно...
Слушая эти слова, Баланс чувствовал, как внутри него всё переворачивается. Только сейчас он понял, что же всё-таки беспокоило его главным образом, и осознание этого было не из приятных. Сейчас, когда он лежал здесь, связанный и беспомощный, на нём не было никакой одежды. Зря он думал, что Джек и Легион решат не глумиться над ним, пока он будет без сознания. Своим животом Баланс прекрасно ощущал кажущуюся странно холодной шёлковую простынь, на которой он и лежал, а спиной - лёгкий холодок, присущий лишь большим помещениям. Он не знал, какого размера была главная спальня дворца Легиона, но подозревал, что тот, как создание, любящее размах и помпезность, остался верен себе и сейчас. Ноги же Баланса, как он сейчас понимал, были согнуты в коленях и разведены в разные стороны. И, явно лишь для того, чтобы он не сопротивлялся, Легион, сидевший позади него, крепко прижимал его ноги к кровати.
Больше всего на свете Баланс хотел хоть как-то попытаться упросить своих мучителей отпустить его. Ради этого он был готов на всё - умолять, унижаться, даже отказаться при них раз и навсегда от собственных сил, данных ему свыше. Но в то же время он не знал, как ещё он может выразить то, что его терзало, - рот растянут расширителем, руки связаны, попытка воспользоваться любой из собственных способностей не приносит ничего, кроме чудовищной головной боли. Он лишь надеялся на то, что всё-таки они его поймут, и глумиться над ним не будут.
Но он ошибался. В тот же миг, стоило лишь ему отвлечься от своих мыслей, он ощутил на коже своих ягодиц дыхание Легиона. Никогда в жизни Баланс ничего такого просто не чувствовал - оно было одновременно жарче огня и холоднее льда, больше всего хотелось встать и уйти прочь, чтобы никогда более не ощущать ничего подобного. Однако Легион всё ещё держал его ноги очень крепко, явно понимая, что Баланс может захотеть либо встать, либо просто-напросто его отпихнуть. Осторожно, но в то же время настойчиво Легион в тот же миг принялся разводить ягодицы Баланса в стороны, заставив его издать протяжный стон от ощущения собственного неудобства и открытости. А затем - клыки Легиона, большие и острые, в тот же миг сомкнулись на ягодице Баланса - легко, но в то же время достаточно для того, чтобы из укуса полилась тонкая струйка крови.
Баланс тут же дёрнулся и попытался отодвинуть от Легиона свой таз, но тот тут же пресёк эту попытку. Вдавив ноги Баланса в кровать ещё сильнее, он принялся покрывать укусами все его ягодицы, а его острые, крепкие ногти до боли вонзились в ноги Баланса. Периодически они соскальзывали, оставляя на них длинные, кровоточащие царапины, - но, по всей видимости, в тот момент Легиону ничего другого нужно просто не было. Он на мгновение оторвался от того, что делал, и слегка ослабил хватку, придвинувшись к Балансу поближе - так, что теперь он мог отчётливо ощущать его сухую, гладкую кожу и часть подола туники на своём теле. А затем Баланс услышал его вкрадчивый, по-странному тихий голос:
- Видишь это? - произнёс Хранитель и тут же приподнял ногу Баланса, согнув её в колене. - Это всё для тебя. Да, это минимум из того, что я мог бы сделать, поскольку ты со мной делаешь гораздо большее... но мы же договорились, что не будем калечить его, - во всяком случае, до поры до времени...
Йоханан, сидевший спереди от Баланса, словно бы ожидал услышать этих слов. Баланс отчётливо ощутил, как он подался вперёд, а Легион положил одну из своих рук ему на спину, фактически вдавив Баланса в кровать. Двое новобрачных явно вознамерились поцеловаться, и Баланс как мог старался не представлять себе эту картину. Ему противен был сам факт того, что двое мужчин могут делать друг с другом такое, а ещё он просто не представлял, как можно было поцеловать Легиона с учётом его клыков, бывших настолько большими, что они разрывали его губы в кровь при каждом слове, - что уж говорить о поцелуе. А затем пришло осознание одной малозначительной детали. Только сейчас Баланс вспомнил, что давно, ещё до того, как всё началось, обратил внимание на шрамы на ногах Легиона.
И как он только мог это не сопоставить? Ноги, а особенно изувечивание их, всегда было у Джека своего рода пунктиком. Вряд ли он ограничивался в предыдущие разы лишь ласками и сексом, особенно на фоне того, что он, по сути, сам сделал Легиона тем, кем всегда хотел. Создал себе же свой идеал... А дальше с этим осознанием пришла злость на себя самого - Баланс и сам не понимал, как он умудрился не сложить у себя в голове эти два факта. Ведь всего, что случилось потом, можно было бы избежать! Если бы только он был чуть более внимательным к деталям...
От безнадёжности и омерзения ко всему, - и к ситуации в целом, и к новобрачным, и к самому себе, - Баланс чувствовал стоявший в горле огромный горький ком. Всеми силами он старался сдержаться, чтобы не всхлипнуть, однако удалось это ему плохо. Он чувствовал, как из его правого глаза течёт слеза отчаяния, из горла вырвался хрип, а тело его в тот же миг вздрогнуло. Никогда в жизни Баланс не ощущал такого стыда за себя самого, как сейчас. Больше всего он надеялся, что его мучители, поглощённые самими собой, сейчас просто не обратят на это внимания.

URL
2017-07-24 в 22:48 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Однако Баланс ошибался. В тот же миг Легион отстранился от него и снова крепко вцепился ногтями в его ноги. Боль на мгновение притупила чувства Баланса - но лишь на мгновение. В тот же момент он крепко зажмурился под маской, пытаясь не дать собственным слезам вытечь из глаз, а его лицо исказилось в гримасе плача, - насколько это позволял ему расширитель. Тело Баланса мелко тряслось, горький ком внутри словно бы лопнул, растекаясь по всему телу невыразимым отчаянием. Он тихо плакал, погружённый в свои безрадостные размышления и полное восприятие ситуации, в которой он оказался, - и, возможно, именно поэтому он не сразу ощутил, как Йоханан снова приподнял его голову.
- Бедный мальчик... - с нарочитой обеспокоенностью сказал он Легиону. - Пожалуй, стоило всё же с ним быть немного помягче.
Баланс лишь громко всхлипнул, чувствуя, как слюна капает с его подбородка. Он понимал, что лучше бы этой гипертрофированной жалости не было бы и вовсе, - так было бы проще перенести всё то, что он сейчас переживал. Но теперь каждое слово Йоханана словно его же собственный любимый нож резало саму его душу.
- Ничего, скоро будет полегче, - продолжал тем временем Джек, всё так же держа голову Баланса за подбородок. - Точнее, ты сам сделаешь так, чтобы было полегче. Ты же хочешь, чтобы я снял тебе маску?
В ответ Баланс мог лишь бешено закивать. Больше всего ему хотелось хотя бы снова обрести возможность видеть, чтобы больше никогда не испытывать это отвратительное чувство неизвестности. Он надеялся лишь на то, что Йоханан его поймёт, что снимет маску сейчас же, - но он снова ошибался. Очень сильно ошибался. Просто так ему здесь никто участь облегчать явно не хотел.
- Ну что же, - ответил ему Йоханан, смахивая слюну Баланса с его подбородка. - Я думаю, ты уже понял, для чего тебе этот расширитель. Если ты мне понравишься, - а я уверен, ты сделаешь всё, чтобы мне понравиться, - я сниму с тебя маску...
Баланс замер. "Что он задумал?" - безмолвно вертелось в голове. Но в тот же миг ответ на этот вопрос возник сам. Осторожно приподняв голову Баланса за волосы, Йоханан сел поудобнее - и в тот же миг резко насадил растянутый расширителем рот Баланса на собственный член.
В тот же миг Баланс снова зажмурился, а из его глаз опять брызнули слёзы. Он никогда не думал, что это будет так отвратительно и неприятно. Его язык бешено скользил по кажущемуся ему просто огромному члену Джека, пытаясь хоть как-то вытолкнуть его изо рта, губы плотно сжимались вокруг расширителя, еле ощутимо касаясь тонкой кожи. Он чувствовал себя так, словно его вот-вот стошнит. За одно лишь Баланс был Джеку безмолвно благодарен - за то, что он всё-таки не стал вгонять член ему в горло. Тогда бы его, Баланса, точно вырвало прямо на постель.
Всё, что ему теперь оставалось, - это лишь попытаться хоть немного обрести контроль над ситуацией. Постаравшись взять себя в руки, Баланс вспомнил обещание Йоханана о том, что он снимет с него маску, если он, Баланс, сможет его удовлетворить. И хотя бы ради этого попытаться пересилить себя всё же стоило. Постаравшись отдышаться и сморгнув с глаз выступившие на них слёзы, Баланс прекратил пытаться вытолкнуть языком член Джека из своего рта. Вместо этого он стал осторожно, почти что прося прощения, водить языком по толстому, массивному стволу и по его крупной головке, чувствуя, как член в его рту твердеет с каждой секундой. То, что он всё делал правильно, подтвердилось и тем, что буквально через несколько секунд Йоханан шумно выдохнул и, отпустив волосы Баланса, снова взял его за подбородок, - так, чтобы ему явно было не так больно.
А Легион тем временем сидеть просто так явно не собирался. Ему тоже хотелось чего-то большего, и один лишь взгляд на Джека заставил его испытать нечто, сильно похожее на ревность. Больше всего он хотел сейчас причинить Балансу боль так или иначе, унизить его сильнее, чем они вдвоём унизили его уже. Ему было мало того, что они вдвоём с Джеком уже довели его до слёз. Но в то же время он помнил о том, что они вдвоём договорились пока что не причинять Балансу особого вреда... но лишь пока что. Думая о том, что и как он сотворит с Балансом в будущем, Легион потянулся к маленькой бутылочке, стоявшей на тумбочке неподалёку от кровати. Взяв бутылочку, он выдавил себе в руку немного густого, вязкого, прозрачного, похожего на мазь вещества, окунул в него два пальца, - и в тот же миг просунул оба пальца в анус Баланса на одну фалангу.

URL
2017-07-25 в 23:11 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Лишь ощутив это, Баланс почувствовал, как на его глаза снова наворачиваются слёзы горечи и унижения. Он никогда не думал, что с ним в принципе может произойти такое, равно как и не думал, что позволит причинить себе такие эмоции кому бы то ни было. Но в этот раз все обстоятельства сложились против него. Он чувствовал, как Легион погружает свои смазанные в чём бы то ни было, в странном, по ощущению больше всего напоминающем масло, веществе, в его анус, как медленно, но в то же время настойчиво вращает ими в нём и осторожно разводит их в стороны, словно бы желая растянуть и кишечник, и тугое отверстие, уже полностью покрытое этим маслом. Баланс боялся даже просто попытаться сдвинуть ноги, подозревая, что это может быть чревато в лучшем случае ударом или даже связыванием их, чтобы он раз и навсегда запомнил своё место в эту ночь. Погружённый в такие мысли, он на мгновение прекратил облизывать член Йоханана, - и тот заметил это в ту же секунду. Недовольно хмыкнув, он снова поднял голову Баланса за волосы, сняв его со своего члена. И быстрее, чем Баланс успел бы осознать ситуацию, легко, так, словно бы желал просто наказать, но не причинить боль, ударил Баланса мокрым от его же собственной слюны членом по щеке.
- Видимо, ты не хочешь избавиться от маски... - протянул Джек нарочито укоризненным тоном. - Или всё-таки хочешь? Что же, если так, я даю тебе вторую и последнюю попытку это доказать.
Баланс понял всё без слов. Лишь ощутив, как Йоханан вновь насаживает его голову на член, он в тот же миг принялся бешено скользить языком по стволу и уздечке, понимая, что то, что он пока что не трогает головку, может Джека весьма и весьма раздразнить. И он оказался прав. В тот же миг, едва лишь ощутив на себе движения его языка, Йоханан крепко вцепился в его плечи и пододвинулся к Балансу так, что теперь его член едва ли не проникал в его горло. От этого ощущения Баланс даже нервно сглотнул, насколько позволял ему расширитель, - он снова чувствовал нарастающее ощущение того, что его вот-вот вырвет. Но прекращать то, что делал, он не собирался. Слишком сильно ему хотелось всё-таки избавиться от ненавистной маски. Кто знает, может, потом таким образом ему удастся "уговорить" своих мучителей на то, чтобы они убрали расширитель и развязали ему руки. И потому, всеми силами борясь с собственными тошнотой, он продолжал облизывать член Джека, искренне надеясь на то, что он сможет быстро кончить, и долго мучить его не будет.
А Легион тем временем продолжал фактически насиловать Баланса своими пальцами. Он вытащил их из его ануса - лишь на мгновение, только для того, чтобы снова их смазать и вернуть назад. Ему явно доставляло удовольствие мучить так Баланса, наслаждаясь собственным чувством полного превосходства и осознанием того, что кто-то сейчас полностью в его власти. Снова с силой проведя своими крепкими, острыми ногтями свободной руки по ноге Баланса и довольно ухмыльнувшись от того, как он в тот же миг вздрогнул и попытался отдёрнуть ногу прочь, Легион развёл в очередной раз свои пальцы внутри его ануса - и тут же, не дав Балансу никакого времени на подготовку, вставил ему в анус третий палец.
Это ощущение заставило Баланса дёрнуться от ужаса касательно того, что Легиону может прийти в голову пихнуть в него всю кисть, но Баланс смог сдержать себя. Он продолжил облизывать член Джека, чувствуя, как Йоханан, снова взявший его за подбородок, словно бы в такт его движениям, начал медленно, стараясь пока что не причинять Балансу особого вреда, двигать бёдрами. Чувствуя и это ненавязчивое, но вполне себе вызывающее определённое неудобство движение, и три пальца Легиона в собственном растянутом до предела анусе, Баланс снова чувствовал, как по его щекам катятся слёзы отчаяния. Однако в этот раз он даже не всхлипывал и был даже отчасти рад, что на нём маска. Во всяком случае, его мучители не увидят его слёзы...
Однако это длилось недолго. Джек явно не забыл о своём обещании. Перехватив подбородок Баланса поудобнее, он приподнял его голову одной рукой - так, чтобы его закрытые маской глаза смотрели прямо в пустые глаза Джека.
- Рад, что ты принял правильное для себя решение, - сухо похвалил Баланса Йоханан. - Что же, настала пора тебя немного наградить...
Быстрее, чем Баланс успел бы что-либо подумать, Йоханан отточенным, резким движением сорвал с него его чёрную маску и отшвырнул её куда-то в сторону. В тот же миг глаза Баланса резанул неяркий, но показавшийся ему просто ослепительным сиянием, свет, и голова его на это в тот же миг отозвалась новой вспышкой боли. Баланс зажмурился, пытаясь прийти в себя, но яркий свет всё ещё резал его глаза даже через веки. Проморгавшись и постаравшись хотя бы так избавиться от выступивших на глаза слёз, Баланс снова обхватил член Джека губами, насколько это позволял ему расширитель, и осмотрелся вокруг. Да, он был прав, - Легион остался верен себе даже создавая собственную главную спальню. Потолок, терявшийся где-то далеко и высоко, подпирали массивные, резные белые колонны, окованные золотом, а кровать, на которой расположились все трое, была настолько огромной, что, казалось, на ней может уместиться ещё минимум столько же. Роскошная фиолетово-синяя шёлковая простынь под Балансом была измятой и влажной от его же собственной слюны. Сама же кровать была задёрнута и отгороженна от посторонних глаз полупрозрачной, похожей на какую-то космическую туманность, вуалью. Без сомнений, впечатляющее зрелище. Если бы не те обстоятельства, в которых Баланс оказался здесь, он бы, без сомнения, попросил у Легиона разрешения получше рассмотреть это место.
- Нравится? - спросил его Легион, заставив его вздрогнуть от непонимания того, как же Хранитель мог заметить выражение удивления на его заплаканном лице. - А вообще в этом нет ничего особенного, - как бы мимоходом пояснил он. - Я вижу гораздо большее, и мне не нужны мои глаза, чтобы я мог видеть то, что происходит даже там, куда я не смотрю. Что же до твоих эмоций касательно спальни, то я польщён. Я очень хотел, чтобы это место нравилось и мне, и Джеку, и я рад, что наши вкусы разделяет ещё хоть кто-то. Но я знаю, что понравится тебе гораздо больше!
Произнеся это, Легион в тот же миг в последний раз согнул свои пальцы внутри ануса Баланса, снова заставив его издать стон от неудобства. Но это, казалось, волновало его меньше всего. Зачем-то легко, почти неощутимо, царапнув ему пальцем анус, Легион снова вцепился в его ягодицы, оставляя на них следы и царапины от собственных ногтей, подобные тем, что он уже оставил на его ногах. А затем он медленно, осторожно, словно бы прося у Баланса прощения за свои же действия, ввёл в его анус одну лишь головку собственного члена, уже полностью возбуждённого.

URL
2017-07-26 в 22:42 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Это ощущение было настолько непривычным, что Баланс невольно крепко вцепился зубами в расширитель и зажмурился. Несмотря на масло, которое Легион использовал в качестве смазки, было крайне неприятно и непривычно чувствовать, что собственный анус просто не может закрыться. До этого Балансу никогда не доводилось чувствовать себя таким... обнажённым. Да и, пожалуй, всё же это было чересчур. Он просто не был готов к такому, и мириться с этими ощущениями он не хотел совершенно. Желая больше защититься, чем причинить вред, Баланс невольно дёрнул ногой, задев ей Легиона. Несильно - скорее, эта неудачная попытка отбиться выглядела даже жалко.
Однако Легион не собирался мириться даже с таким сопротивлением. В тот же миг он, не вынимая собственного члена из ануса Баланса, крепко вцепился в его бёдра и поднялся на колени, приподнимая следом за собой и его таз. Невольно Баланс издал долгий, протяжный стон неудобства. В тот же миг он ощутил, как выгибается его позвоночник, а его рот насаживается на член Джека ещё глубже. Он буквально чувствовал, как его толстый серый член касается его гланд. В очередной раз Балансу показалось, что вот-вот - и его вырвет. По правде говоря, он сильно удивлялся, как же это не произошло до сих пор.
- Ещё одно действие в таком духе, - вкрадчиво сказал ему Легион, двинув бёдрами, несильно, так, чтобы в анус Баланса проскользнула где-то треть его члена, - и моему хорошему отношению к тебе приходит конец. Знаешь, изначально я хотел поступить с тобой по-другому. Я хотел связать и подвесить тебя. Подвесить так, чтобы у тебя болел и позвоночник, и твои растянутые до предела конечности. После этого ты вряд ли смог бы встать в ближайшие несколько дней. Благодари Джека за то, что я всё-таки этого не сделал. И знай, что если ты продолжишь рыпаться - нам обоим придётся вернуться к этому варианту. Так как выбора нам ты просто не оставишь.
В знак доказательства своих слов Легион в тот же миг дёрнул за верёвку, которой были связаны руки Баланса, заставив того издать ещё один стон, на сей раз - почти что перешедший в крик. Только сейчас Баланс осознал, насколько сильно у него были вывернуты суставы. Боясь даже подумать о том, сколько же времени он потом не сможет воспользоваться своими руками, равно как и о том, что его будет ждать, если он не будет повиноваться, Баланс постарался сосредоточиться на том, чтобы не сделать себе самому хуже. Он продолжил облизывать член Джека, уже к тому моменту прекратившего насиловать его рот и просто сидящего прямо и смотрящего на него сверху вниз. Как никогда, Баланс понимал, что значило - оказаться между двух огней. С одной стороны - Йоханан, который в лучшем случае, если ему не понравится то, что с ним делает Баланс, просто вернёт его маску на её место, продолжив пытать его неизвестностью. С другой - Легион со своей садистской идеей подвесить его до боли в позвоночнике и растянуть ему конечности. Всё ещё морщась от боли в связанных руках, Баланс постарался встать на колени поудобнее и поднять свой таз повыше, в то же время фактически припав головой к члену Йоханана и не прекращая щекотать его своим языком, периодически проводя им по набухшим от возбуждения крупным венам.
Но в тот же момент, лишь стоило ему встать поудобнее, он понял, что его мучители не ограничились лишь связыванием рук, расширителем и маской. Раньше Баланс, почти что лежавший на кровати на животе, не чувствовал этого, но теперь новое ощущение пронзило его словно острейший клинок. На его собственном члене было надето эрекционное кольцо, по правде говоря, сильно ему мешавшее. Он сам не мог до конца понять, что сделали с ним Джек и Легион, как так получилось, что его член стоял как каменный к тому моменту как он проснулся, равно как и почему он не ощутил этого раньше, - но сейчас ему было всё равно. Он понимал, что выглядит перед своими мучителями, чем бы они его ни опоили до этого, чтобы вызвать у него возбуждение, самой настоящей шлюхой, игрушкой, заслуживающей к себе только такого отношения. И от одной лишь этой мысли на его глаза вновь навернулись слёзы.
- Знал бы ты, - выдернул Баланса из его мыслей голос Джека, - как же ты мне уже надоел со своим плачем!
Баланс вздрогнул. Меньше всего он хотел жалеть самого себя, но в тот момент он понимал, что никаких других эмоций к себе самому кроме жалости и отвращения, он испытать просто не сможет. Он сам не хотел этого, но в тот момент его эмоции были против него. Слова Джека его всё-таки сильно задели. И, понимая, что сейчас он сам себе делает лишь хуже, он просто не мог остановить собственные слёзы, льющиеся у него из глаз. Он даже не смог бы утереть их руками, и всё, что ему оставалось, - это смотреть, как они капают на разгорячённую кожу и серые брюки Джека, который их в этот раз решил не снимать - лишь расстегнуть и приспустить.
- Пожалуй, - продолжил Йоханан, на мгновение зачем-то посмотрев на Легиона, - тебя пора привести в чувство...
Легион словно бы ждал этих слов как некоего сигнала. Всё так же, не погружая свой член в анус Баланса до конца, он принялся осторожно двигать бёдрами, словно бы боялся причинить Балансу боль. Но даже этого было более чем достаточно. В тот же миг Баланс ощутил боль в позвоночнике и в растянутых до предела мышцах ануса, пытающихся вытолкнуть посторонний предмет любой ценой. Однако Легиону, казалось, только это и было нужно. Вновь вцепившись обеими руками в ягодицы Баланса, он принялся двигать бёдрами ещё быстрее, фактически толкая его тело вперёд-назад и заставляя его снова и снова насаживаться ртом на член Джека.
А Йоханан тем временем потянулся рукой во внутренний карман пиджака, снова доставая оттуда свою измятую чёрно-золотую пачку сигарет. Уверенным жестом открыв её и достав оттуда одну сигарету и зажигалку, он вставил сигарету в зубы, щёлкнул зажигалкой и, снова убрав пачку во внутренний карман, с наслаждением, так, словно он ждал этого момента всю свою жизнь, затянулся крепким дымом.
- Ты давай, соси дальше, - небрежно бросил он Балансу. - Видишь ли, мне всегда хотелось узнать, каково курить в такие моменты... и сегодня сама судьба предоставила мне столь выдающийся шанс.
Баланс приложил все усилия к тому, чтобы продолжить водить языком по члену Йоханана, и стараться никак не отвлекаться на тот факт, что он решил покурить. Баланс уже с трудом сдерживал рвотные позывы - что от члена, фактически проникавшего в его горло, что от осознания ситуации, что от крепкого, отвратительно пахнущего дыма от сигареты. Чувствуя, как Легион насилует его сзади, Баланс постарался сосредоточиться только на облизывании члена Джека, но мерзкий запах всё равно лез в его ноздри, мешая сосредоточиться и раскалывая голову на части. По правде говоря, Баланс не мог припомнить ни одного дня, когда бы она у него так сильно болела.
Периодически он поднимал глаза на Йоханана, желая проверить, докурил ли он. Однако каждый раз Баланс смотрел слишком рано. Йоханан, словно желая поглумиться над ним даже таким образом, курил издевательски медленно. Он, казалось, наслаждался каждой затяжкой, вдыхая как можно больше дыма и как можно медленнее выдыхал его. И, в очередной раз оценив толщину его сигареты, Баланс даже невольно закрыл глаза от отчаяния. Такую можно курить очень и очень долго, всецело наслаждаясь и самим курением, и ощущением чужого языка на своём же собственном члене.
Однако Баланс был неправ. Скурив примерно три четверти сигареты, Джек вновь посмотрел на Легиона и коротко кивнул ему. В тот же миг Легион замер, так и оставив свой член погружённым в анус Баланса наполовину. А Йоханан отодвинулся немного назад, так, чтобы теперь его член выскользнул изо рта Баланса.
- Высунь язык, - вальяжным, но в то же время стальным тоном велел он и приподнял голову Баланса свободной рукой за волосы.
Пытаясь отдышаться, ибо в тот момент воздуха для него стало слишком много, Баланс подался чуть вперёд и, фактически дрожа от страха, высунул язык так, как только ему позволял расширитель. Он понятия не имел, что задумал Йоханан, и был уверен лишь в одном, - это наверняка что-то нехорошее. И, к собственному сожалению, он оказался прав. Сжав его волосы в своей стальной хватке так крепко, как он только мог, и заставив его выгнуться до боли в позвоночнике, Джек бросил на него снисходительный взгляд - и в тот же миг с силой ткнул в его язык непотушенной сигаретой, просто-напросто использовав его рот как пепельницу. И не успел Баланс это полностью осознать, равно как всецело ощутить боль от горящей сигареты, затушенной о его собственный язык, как в тот же момент Легион подался чуть назад - лишь для того, чтобы затем вогнать в него свой член на полную длину.

URL
2017-07-27 в 22:49 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Баланс сам не мог до конца понять, как именно ему удалось сдержать безумный крик боли. Ему показалось, что сигарета просто прожгла его язык, а член Легиона разорвал его надвое. Он чувствовал безумную боль что спереди, что сзади, и лишь его нечеловеческая выдержка дала ему возможность с ней справиться и не показать своим мучителям той реакции, которой они от него явно добивались. Баланс не мог даже отплеваться от отвратительного, мерзкого привкуса только что погасшей сигареты. Всеми силами он старался вести себя так, будто бы с ним не произошло ничего. И даже наоборот - по правде говоря, он надеялся, что от этой боли его собственный член, перетянутый кольцом, сможет опуститься. Но Баланс оказался неправ. Наоборот - от ощущения боли и осознания собственного возбуждения, которого он совсем не желал, он ощутил какое-то странное, почти что мазохистское удовольствие. Это было настолько непривычно и пугающе, что Баланс невольно ощутил, как ему становится по-настоящему страшно. Впервые за всю свою жизнь он боялся себя самого.
- А ты действительно силён, - услышал он голос Йоханана, в котором отчётливо звучали удивление и одобрение. - Что ж, за это ты заслужил ещё одну небольшую награду. Но знай: будешь кусаться - я верну его назад.
Услышав это, Баланс даже замер, понимая, что сейчас с него снимут расширитель. И он оказался прав. Пододвинувшись к Балансу и положив его голову себе на колени, Джек принялся уверенно расстёгивать многочисленные крепления, которые закрепляли расширитель на его голове. От напряжения и ожидания Баланс даже задержал дыхание. Ему было всё равно, что буквально в тот же момент Легион начал двигать бёдрами, медленно, но всякий раз стараясь, чтобы его член проникал в анус Баланса так глубоко, как это только было бы возможно. Всё, о чём он думал, - это о том, что уже скоро он будет чувствовать себя чуть более свободным.
И его ожидания оправдались. В последний раз сильно надавив на затылок Баланса и расстегнув последнее крепление, Джек погладил Баланса по голове и осторожно, убедившись перед этим, что рот Баланса открыт достаточно широко, чтобы расширитель не зацепился за зубы Баланса, вытащил его из его рта. В тот же миг Баланс увидел, как от его рта к расширителю тянутся тонкие нити его же собственной слюны - и понял, что это зрелище его тоже возбуждает, что ему нравится думать о том, как ему сначала причинили вред - лишь для того, чтобы потом теми же руками облегчить его участь. Стараясь не думать об этом, равно как и о том, что его же собственный член давным-давно требовал ласки, Баланс с благодарностью посмотрел на Джека и облизнулся, пытаясь хотя бы так смахнуть собственную слюну с подбородка. Обожжённый язык болел, как теперь Баланс прекрасно чувствовал, на нём явно вздувался волдырь, по-странному сухой и кажущийся огромным. Баланс не понимал, как он теперь сможет ласкать Йоханана, и в глубине души надеялся, что он всё же прекратит его мучить.
Однако Баланс был неправ. В ту же секунду, дав ему ровно мгновение на то, чтобы отдышаться, Джек снова схватил его за волосы и грубо насадил его рот на свой член. Машинально Баланс обхватил его губами - и в тот же миг он услышал, как Йоханан сделал глубокий вдох. Это явно было то, что ему нужно, и освободил Баланса от расширителя он лишь по одной простой причине - хотел ощутить, как он ласкает его член не только языком, но и губами.
"Развяжи они мне руки, мне бы было удобнее..." - промелькнуло в голове у Баланса. Он действительно сейчас был готов на всё. Он буквально чувствовал, как рушатся все его принципы, как всё, что казалрсь ему незыблемым касательно себя самого, отходит на задний план, как в корне переворачиваются его взгляды на этот мир. Но даже это имело мало значения. Всё, что он хотел, - это обхватить Джека за бёдра одной рукой, а другой - ласкать его яички. Но в то же время Баланс понимал, что он уже получил больше свободы, чем заслужил в их глазах. Если бы только...
Как именно должна была закончиться его мысль, - Балансу так и не было суждено узнать. Словно бы специально решив не дать ему по той или иной причине её закончить, Легион замер, так, что теперь его член был погружён в анус Баланса лишь наполовину. Баланс сам до конца не понимал, почему, но это ощущение заполненного лишь наполовину кишечника вызвало у него нечто похожее на фрустрацию. Так, словно что-то было в пределах его досягаемости, но пока что недостижимо. Он собирался уже было сам качнуть своими бёдрами назад, в сторону Легиона, чтобы хоть как-то побороть это чувство, - но тут рука Легиона мягко легла на его член и осторожнл, почти неощутимо, двинулась вверх-вниз один раз.
Легион довольно улыбнулся, услышав тихий, сдавленный стон Баланса, наконец-то получившего долгожданную ласку. Как никогда прежде, Легиону хотелось, чтобы их с Джеком новая игрушка кончила от его рук. Он понимал, что это будет первый оргазм Баланса, который подарил ему кто бы то ни было другой, что так он окончательно присвоит Баланса себе, по сути, сломав его. Снова царапнув и широко разведя в стороны его ягодицы, Легион посмотрел на Йоханана, не прекращая медленно водить рукой по члену Баланса. Короткий кивок был ответом Хранителю. Теперь он всецело понимал, что всё делает правильно. Темп движений его руки ускорился - но ненамного. Было видно, что ему явно не хотелось, чтобы Баланс кончил слишком быстро.

URL
2017-07-28 в 23:16 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
По правде говоря, Баланс и сам не до конца понимал, что происходит с ним, и почему его тело вдруг словно бы начало существовать параллельно от его рассудка. Он не знал, как и чем его могла возбудить ситуация, в которой он очутился, не понимал, как ему из неё выбраться, и что ему делать с самим собой. Всё, что он мог, - это, всё так же посасывая член Йоханана, закрывать глаза от удовольствия и издавать еле слышимые стоны от удовольствия, окутывающего его разум словно плотная пелена, через которую ни одна мысль просто не смогла бы пробиться. Невольно он двинулся чуть назад, насаживаясь на член Легиона и ощутив, как его рука тут же непроизвольно скользнула вниз по его члену. Пожалуй, что-либо другое Баланс мог бы вряд ли себе пожелать.
Однако буквально в тот же момент он даже замер, машинально водя языком по головке члена Джека, - несильно, почти неощутимо, лишь для того, чтобы так, через это механическое действие успокоить себя самого. Он думал, что Легион покарает его за эту наглость и заранее начал готовиться к худшему. Невольно в его подсознании возник образ себя самого - с широко растянутыми во все стороны конечности, висящего под потолком вверх ногами и выгнутым до боли позвоночником, - и к собственному ужасу он осознал, что даже эта картина не пугает его. Он действительно сейчас был готов на всё, собственные границы были стёрты. Лишь бы только Легион позволил ему достичь оргазма...
Баланс замер, ожидая, что вот сейчас Легион наконец-то решит выместить на нём свой садизм, накопившийся за долгие годы. Он ждал, что вот сейчас его грубо потянут назад, - но он был неправ. Если у Легиона и было желание так или иначе причинить Балансу больше вреда, чем они уже причинили на пару с Йохананом, то пока что он его выставлять напоказ явно не собирался. Вместо этого он подался чуть вперёд и осторожно погладил Баланса по голове, взъерошив его и без того растрёпанные волосы. А затем Баланс тут же ощутил, как большой палец Легиона коснулся его головки и крепко прижался к ней.
Чувствуя на себе это прикосновение, бывшее одновременно материальным и призрачным, холодным и горячим, мягким и грубым, Баланс не мог более ничего с собой поделать. Он буквально ловил каждое движение Легиона, ждал, когда же он начнёт делать что бы то ни было ещё, - и дождался. Пару раз почти невесомо проведя пальцем по головке члена Баланса, Легион передвинул руку чуть назад, так, чтобы она касалась его эрекционного кольца. На мгновение Легион выпустил член Баланса из своей хватки - лишь для того, чтобы провести пальцем по диаметру кольца. Одного лишь осознания того, что чья бы то ни было рука находится так рядом, что вот сейчас этот палец мог бы точно так же скользнуть по стволу или головке, да и вообще этого прикосновения вполне хватило для того, чтобы Баланс снова издал протяжный стон, не выпуская изо рта члена Йоханана, а затем - ощутил, как с его члена прямо на кровать капает крошечная капля предсемени.
- В любой другой раз, - тем временем произнёс Легион, снова обхватывая его член, - я велел бы тебе по крайней мере слизать её. Но не сегодня. Сегодня ты - наш самый почётный гость, и именно поэтому здесь ты имеешь право почти что на все свои грязные желания.
Баланс вздрогнул. Всё же, он никак не мог привыкнуть к тому, что Легион может видеть в самом деле абсолютно всё, воспринимая картину целиком, а не по частям. А затем он услышал голос Джека, который тем временем снова потянулся за очередной сигаретой:
- Ну же, не бойся. Говори, что ты хочешь.
Прикрыв глаза и в последний раз облизнув член Джека, Баланс постарался приподняться, но собственные связанные руки не дали ему этого. Чувствуя чудовищную боль, что в них, что в позвоночнике, Баланс с надеждой посмотрел на Йоханана, ожидая, что тот поймёт, чего ему хотелось. И отчасти его ожидания оправдались. Вновь закурив и сделав первую затяжку, - одно лишь воспоминание о том, чем закончилось то, когда Джек закурил до этого, отозвалось болью в ране на языке Баланса, - Йоханан вытащил свой член изо рта Баланса, немного отодвинулся и уставился в глаза Баланса своим пристальным пустым взглядом. Было видно, что он на самом деле ждёт его ответа. И тогда Баланс тяжело вздохнул, облизнулся, всё ещё отчётливо ощущая на своих губах привкус чужого предсемени, и тихо сказал:
- Вы... вы можете развязать мне руки?
Джек и Легион переглянулись. Они явно не могли решить, так освобождать же свою игрушку окончательно, или всё-таки продолжать мучить его дальше неспособностью даже опереться о кровать и болью в вывернутых суставах. Хотя, по правде говоря, Баланс даже жалел о том, что попросил их об этом. Это явно было не то, чего они хотели от него услышать. Им хотелось, чтобы он начал унижаться перед ними, вымаливать у них возможность достичь оргазма и описывать то, как именно он хотел, чтобы его к этому подвели. Но Баланс понимал, что этого делать никогда не будет. Уж лучше он сегодня не получит в принципе никакого удовольствия, чем будет унижать сам себя на словах.
Однако своих мучителей он недооценил. Меньше чем через секунду Йоханан положил свою сигарету на обнажённую спину Баланса. Баланс чувствовал своей липкой, разгорячённой кожей исходящий от неё жар, - и ему хотелось защититься, уклониться от него или так или иначе стряхнуть с себя сигарету. Тем не менее, он продолжал терпеть, ибо понимал: этого ему могут и не простить. А затем он увидел, как в руке Йоханана блеснул словно молния острый нож, вытащенный им словно бы из ниоткуда.
Никогда прежде до этого Балансу не доводилось видеть оружие Джека. Он невольно вздрогнул, почему-то решив, что Йоханан достал один из своих ножей только для того, чтобы применить его на самом Балансе, - но и эта мысль оказалась лишь результатом страха. Не дав Балансу ни мгновения на раздумья, Йоханан подался вперёд - и очередным свои резким, уверенным, отточенным движением разрезал верёвку, связывающую руки Баланса.
Баланс терпеливо ждал, пока Йоханан разрежет все многочисленные узлы, равно как и пока он снимет с него то, что осталось от верёвки. Сбросив эти жалкие лохмотья на пол, Джек снова взял сигарету и, осторожно стряхнув пепел со спины Баланса рукой, снова затянулся дымом и погладил его по голове. А Баланс тем временем вновь пытался обрести контроль над своими же конечностями. Обе руки чудовищно ныли и затекли, каждое движение отзывалось просто чудовищной болью, но Баланс старался никак не показывать собственного неудобства. Вместо этого он постарался осторожно податься чуть вперёд, соскользнув с члена Легиона, и мягко, насколько это позволяли ему затёкшие, ноющие пальцы, обхватить бёдра Джека своими руками. Он не знал, имеет ли он право на то, чтобы говорить сейчас, равно как и на то, чтобы самостоятельно коснуться собственного члена. Но чего ему хотелось больше, - это выразить свою благодарность. И потому он не придумал ничего лучше, кроме того, чтобы как можно осторожнее взяться рукой за массивный ствол члена Йоханана и нежно поцеловать его крупную головку.

URL
2017-07-29 в 23:07 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Йоханан словно бы ждал этого момента. Он моментально подвинулся вперёд, давая Балансу возможность снова обхватить его член губами, - и наклонился к Легиону, облизываясь. Легион же понял его без слов. Сам подавшись вперёд, так, чтобы его член проник в анус Баланса почти что до основания и продолжая водить пальцем по головке члена Баланса, он мягко, но настойчиво надавил свободной рукой на затылок Джека, так, чтобы его губы плотно соприкоснулись с истерзанными губами Легиона. В ответ же Йоханан провёл своей рукой по ничем не прикрытому Бриллианту, заставив Легиона довольно выдохнуть - это приковновение явно ощущалось им как нечто особенно приятное. И быстрее, чем Легион успел бы снова обрести над собой контроль, Йоханан сам осторожно надавил ему на подбородок - так, чтобы рот Легиона приоткрылся достаточно, чтобы его можно было бы поцеловать.
Как ни велико было искушение посмотреть, как именно эти двое могли целоваться, Баланс всё же смог побороть это чувство. Он прекрасно понимал, что это может им не понравится, равно как и не придётся им по нраву тот факт, что их игрушка отвлекается на то, до чего ей не должно быть никакого дела. И потому Баланс не смог принять никакого лучшего решения, кроме как продолжать ублажать их всеми доступными ему способами. Борясь с тошнотой и приступами головной боли из-за неё же, он продолжил сосать член Йоханана, слизывая каждую крошечную каплю предсемени с его тускло-серой головки и размазывая её, смешанную со своей же собственной слюной, по члену одного из своих мучителей. Не забыл Баланс и про Легиона. Всё ещё чувствуя его руку на своём члене, он начал пытаться двигать бёдрами из стороны в сторону и вперёд-назад. Ощущение чужого члена, да ещё и явно бывшего ненамного меньше члена Йоханана, в собственном анусе, было не из приятных, но ради того, чтобы рука Легиона хоть как-то ласкала его собственный член, Баланс был готов смириться с этим ощущением. И он был готов молиться всеп известным ему богам, - лишь бы эти двое не начали двигаться и дали ему взять всё в свои руки.
Однако полностью доверять своей новой игрушке тот момент, когда они оба достигнут оргазма, ни Джек, ни Легион не собирались. По их мнению, он уже и так позволил себе слишком многое. В тот же миг Легион оторвался от губ Джека, облизнул свои клыки - и вцепился в бёдра Баланса двумя руками, невольно заставив его замереть на месте и почти что съёжиться от страха. А затем Баланс поднял глаза - и увидел, как Йоханан, тяжело дыша, делает последнюю затяжку и, даже не заботясь о том, правильно он поступает или нет, бросает сигарету куда-то в сторону. Баланс уже хотел было возмутиться и посоветовать ему не мусорить, - но вспомнив, в какой он ситуации, решил, что лучше всё-таки будет промолчать. А Йоханан тем временем провёл языком по своим губам, всё ещё влажным от слюны Легиона, и, надавив Балансу на затылок и плечи обеими руками, выдохнул:
- Легион... Я... уже на грани...
Легион понимающе кивнул. В этот момент ему как никогда раньше хотелось кончить одновременно с Джеком. Это была их первая ночь как супругов, их первая встреча за долгое время и их же первый секс втроём. Хотелось, чтобы ярких воспоминаний о ней сохранилось как можно больше, хотелось достичь в эту ночь всего, что только можно было достичь. И ради этого Легион был готов на всё. Оставалась разве что только одна маленькая деталь...
- Будешь ему в рот кончать? - спросил Легион у своего супруга, уже начиная медленно двигать бёдрами.
В ответ на это Йоханан помотал головой. Он не хотел омрачать столь прекрасную ночь тем, что Баланса могло бы запросто вырвать от его спермы. Баланс и так уже смог перешагнуть через себя не раз и не два, и потому он заслужил хотя бы такую награду. Однако Легиона, как казалось, устроило бы абсолютно любое решение Йоханана. Что бы он ни решил, он готов был разделить его выбор и поступить точно так же. Коротко кивнув ему в знак понимания, он снова до боли сжал ягодицы Баланса - лишь для того, чтобы затем выгнуться и начать его насиловать просто с бешеной скоростью.
В отчаянии Баланс вцепился в бёдра Джека мёртвой хваткой, чувствуя, как его буквально насаживают на член и разрывают что с той, что с другой стороны. Было чудовищно больно - что во рту, когда член Йоханана едва ли не проникал в его глотку, что в анусе, который, казалось, сейчас просто порвётся. Легион насиловал его, совершенно не заботясь ни о нём, ни о его чувствах. Всё, что он хотел, - довести до оргазма и себя самого, и Йоханана. На чувства Баланса им обоим было теперь совершенно наплевать.
Всё, что мог Баланс, - это лишь водить языком по стволу члена в его же собственном рту - вяло, совсем не в такт тому, в каком темпе его насиловали. Он искренне надеялся, что они поймут, что на большее сейчас он просто не способен. А ещё он сам до конца не понимал, из-за чего конкретно, но по его щекам снова потекли слёзы. Обида ли это была, горечь за самого себя или же просто реакция на то, что с ним происходило, - Баланс просто не знал и не мог понять. Он чувствовал себя порванной тряпичной куклой - ни больше, ни меньше, новой, но очень быстро пришедшей в негодность игрушкой. Ему было чудовищно больно и стыдно за себя, но он даже не мог вытереть собственных слёз. У него просто не хватило бы сил признать перед своими насильниками свою же слабость.
Периодически он поднимал глаза на Йоханана, пытаясь хотя бы так разглядеть его лицо и понять, как же скоро это закончится. Но как Баланс ни старался, ничего такого, что он мог бы счесть нужной ему эмоцией. Пустые глаза Джека были всё так же полуприкрыты, сам он периодически облизывался, а руки его плотно прижимали голову Баланса к собственной промежности. Но в этом не было ровным счётом ничего, что можно было бы счесть приближением к пику удовольствия.
Баланс и сам не знал, сколько времени его уже так насиловали. Минуты тянулись словно часы, голова разрывалась от боли, а желудок, казалось, был готов вывернуться наизнанку здесь и сейчас. В отчаянии Баланс фактически уткнулся лицом в промежность Джека, чувствуя жар, исходивший от его кожи, - но в тот же миг его мучители едва ли не одновременно вытащили из него свои члены. Не ожидавший такого, Баланс невольно рухнул, распластавшись, на кровать и сминая шёлковую простынь. И в тот же миг он ощутил, как по его спине, снизу и сверху, растекается сперма, показавшаяся ему в тот момент горячей словно раскалённый металл.
Пытаясь отдышаться и сморгнуть выступившие на глазах слёзы, Баланс чувствовал, как его тело колотит крупная дрожь. Это было унизительно, отвратительно, мерзко и неправильно, - но одно не могло не радовать, одна лишь мысль пульсировала в его голове. Мысль о том, что всё это закончилось. Что теперь не будет ничего такого, что его мучители получили своё, и теперь он сможет пойти туда, где он всегда и должен был быть. Как нельзя лучше, он понимал свою невесту, по сути, такую же жертву Йоханана, как и он сам. Он был уверен, что расскажет ей всё, едва лишь покинет реальность Легиона, ибо знал, что эта история сможет их сблизить. Жертвам одного садиста будет лучше держаться вместе...
Но в тот же миг сильные руки Легиона перевернули Баланса на спину. И быстрее, чем Баланс успел бы что-либо предпринять или сказать, кисть Легиона снова обхватила его член, сняла с него кольцо и начала быстро, настойчиво скользить по нему вверх-вниз. Легион действовал умело, но в то же время в этих движениях не было ни любви, ни ласки. Лишь желание довести Баланса до физического оргазма, но никак не подарить ему удовольствие от этой ночи.
Баланс сам не понимал до конца, зачем это может быть нужно Легиону, - да и имело ли это значение? Так плохо, как сейчас, ему, определённо, не было никогда. Он боялся, что у него и от стресса, и от похмелья может просто начаться кровавая рвота, и потому он немо умолял Легиона закончить начатое как можно быстрее. Он ждал оргазма, но не ради него же самого. Лишь ради того, чтобы это побыстрее закончилось. Он устал, он хотел выспаться, отмыться и хотя бы как-то отправиться домой. Пусть это и оставит след на всю его жизнь, - это не имело значения. Он был готов попытаться забыть об этом, вычеркнуть это из памяти, - да даже использовать ради такого свою же ментальную бомбу на самом себе! Лишь бы только это прекратилось побыстрее...
И он дождался. После буквально нескольких минут этой требовательной ласки, Баланс ощутил нечто, смутно похожее на то, что в любой другой момент могло бы стать удовольствием. Приятное, но очень, очень сильно притуплённое ощущение. Он чувствовал лишь то, как его сперма растекается по его собственному животу, - и то, как медленно, но верно мир темнеет перед глазами, а все его звуки словно бы становятся глуше...

URL
2017-07-30 в 22:58 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Во второй раз вынырнуть из мглы бессознательного состояния получилось куда проще. Чувства, воспоминания, пережитое унижение и полное осознание ситуации, - всё вернулось сразу же. Баланс медленно моргнул, пытаясь дать глазам возможность привыкнуть к кажущемуся нестерпимо ярким свету. Его голова просто разрывалась от невыносимой боли и в обоих висках, и в темени, и в затылке, и свет, казалось, только её усиливал. Боль чувствовалась и в суставах, бывших связанными весьма долгое время, и в обожжённом, сухом языке, на котором теперь вздулся кажущийся огромным и сухим волдырь. Баланс не знал, сможет ли он говорить с ним, и если нет, то как скоро дар речи к нему вернётся. Но отчётливее всего он ощущал засохшую сперму на своей коже - чужую на спине и собственную - на животе. И одного лишь этого ощущения вполне бы хватило для того, чтобы пожелать, чтобы собственное существование прекратилось в тот же миг.
"За что?" - одна лишь мысль терзала рассудок Баланса. Все надежды на то, что это был лишь пьяный сон, сейчас растаяли в одночасье. После пережитого у него не оставалось сил ни на что. Ни на то, чтобы встать, ни на то, чтобы найти хоть что-то, во что можно было бы одеться, коли уж его мучители отобрали у него его праздничный костюм, ни даже на то, чтобы думать о чём бы то ни было другом. Баланс никогда до этого не ощущал себя таким сломленным. Ему не хотелось уже ни плена у Йоханана и Легиона, ни свободы. Что угодно. Где угодно. Лишь бы пока что ему дали прийти в себя.
Он никогда до этого не чувствовал себя таким грязным. Больше всего хотелось встать и пойти куда бы то ни было, чтобы отмыться, но Баланс прекрасно понимал, что он не знает, куда идти, равно как и не сможет встать в ближайшее время. Он так и лежал на смятой шёлковой простыни, испачканной пятнами его же собственной слюны и спермой. Никто даже не думал подложить ему под голову подушку, из-за чего у него начала ныть ещё и шея. Баланс хотел было подобрать под себя ноги, но уже меньше чем через мгновение он понял, что такая поза покажется ему невероятно откровенной. Напомнит о том, что было всего-то несколько часов назад. И потому он предпочёл перевернуться с живота на бок и подложить себе руку под голову. Суставы болели, но, во всяком случае, это было не так больно, чем когда руки были связаны. Баланс был слишком слаб даже для того, чтобы подобраться к подушке, лежащей в изголовье кровати.
Всё, что давало ему силы, - мысль о своей же собственной любви. Только ради неё он был готов не сводить счёты с жизнью, чего ему, по правде говоря, сильно хотелось после пережитого. Баланс верил в то, что вернётся к своей любимой. Ведь его мучители не оставят его здесь, не так ли? Он не помнил, на протяжении какого времени Йоханан имеет право оставаться в этой реальности, но был уверен, что это какой-то совершенно маленький срок. Не будут же они растрачивать драгоценное время, которое они вполне могут уделить друг другу, на кого-то третьего? Они не должны. Просто не должны и неспособны. Уже в этот день Баланс вернётся домой... вот только он не знал, стоит ли ей обо всём рассказывать. Он не знал, как именно обошёлся с ней Джек, но был уверен: ей было не менее больно, чем ему сейчас. Теперь он точно её не отпустит... да и не отпустит ли?
Впервые за долгое время мысль о ней не вызвала у Баланса ни единого отклика в душе. Словно бы кто-то вырвал у него из груди саму возможность любить с корнем. По правде говоря, теперь Баланс держался за мысль о свадьбе совершенно машинально. Просто потому, что ему надо было держаться хоть за что-то. Измученный, истерзанный разум пытался выцепить для себя хоть какую-то мотивацию избежать самоуничтожения. Но это было не то. Теперь Баланс даже задумывался, а нужна ли ему эта свадьба в принципе. Всё равно после этого чудовищного изнасилования счастья ему не обрести никогда...
Он продолжал лежать, кончиком языка облизывая свои абсолютно сухие губы и думая теперь лишь об одном: куда могли деваться его мучители? Бросили его здесь? Навряд ли. Насколько Баланс смог понять, главная спальня была у них своего рода любимым местом. Ушли на время? Но куда? Или это - всего лишь ещё одна пытка? А, впрочем, это не имело значения. Баланс ждал их, искренне надеясь на то, что они его отпустят. Быть может, в его мире воспоминания немного затрутся, и такого, что каждая вещь, каждый дюйм пространства будет напоминать ему о пережитом, просто не будет.
Дверь в спальню распахнулась, впустив в помещение порыв свежего воздуха, отчего обнажённая кожа Баланса моментально покрылась мурашками. Но не более того. Он был слишком измучен даже для того, чтобы просто повернуть голову. Но в этом и не было никакого смысла. Он прекрасно знал, кто мог его посетить. Либо кто-то один, либо они оба. И ему просто не о чем было бы с ними говорить. Разве что только один вопрос...
- Я могу идти? - выдавил из себя Баланс почти неслышно, полушёпотом, и замер. Он боялся, что его просто не услышат, хотя тишину в спальне нарушал лишь рваный звук его дыхания. Он замер, ожидая того, чего он так хотел услышать. Но от одного лишь звука голоса Легиона в его душе всё перевернулось.
- Мы тут немного поговорили с Джеком касательно тебя, - вкрадчиво начал Хранитель. - Если говорить прямо, то ты очень понравился нам обоим. Ты - наша первая игрушка, и мы даже представить себе не могли, что ты будешь таким исполнительным, послушным...
- И таким идеальным, - добавил в его речь Йоханан.
- Ты очень хорошо показал себя, хотя так и не дал нам шанса выместить на тебе наш садизм. Что же, у тебя будет куча возможностей показать себя со всех сторон. Потому что ты остаёшься с нами на весь медовый месяц.
Эти слова пронзили Баланса словно клинок. Он не хотел этого. Он этого боялся. И вот оно случилось именно так. В отчаянии Баланс закрыл глаза, чувствуя, как из них снова начали катиться кажущиеся нестерпимо горькими слёзы. Вот и всё. Всё кончено. Теперь в ближайшие несколько недель он так и останется никем, ни на что не имеющим права. Вечно униженный, жалкий и бесправный раб - вот и все его перспективы. Машинально утерев слёзы кулаком, Баланс перевернулся на спину и попытался хотя бы так взглянуть на своих мучителей, сидевших перед ним на кровати. И в ту же секунду рука Йоханана легко коснулась его живота:
- Ему не мешало бы умыться, - как бы между прочим сказал Джек. - Да и в принципе помыть его стоит. Легион... не составит ли тебе труда помочь ему?
От взгляда Баланса не укрылось то, как после этих слов Йоханан нежно погладил ногу Легиона. В ответ на это Хранитель довольно прищурился, встал с кровати и подал руку Балансу. Вцепившись в неё изо всей силы, Баланс подался вперёд, ощущая во всём теле невероятную тяжесть и ломоту. Но всё-таки, уже вставая на ноги, он понял: он будет идти несмотря ни на что. Он не даст своим мучителям шанс понаблюдать за такой его слабостью.
- Идти сможешь? - спросил его Легион. В ответ на это Баланс лишь кивнул и машинально пошёл за Легионом.
- Я вымою его и вернусь, - тихо сказал Хранитель, уже подводя Баланса к двери. На мгновение на его лице появилась гримаса чего-то, похожего на решимость, но это выражение исчезло с лица Хранителя так же быстро, как и возникло.
Коридор за коридором, такие однообразные, и в то же время ни одного похожего... Да, именно так всё и началось, именно так оно, похоже, и продолжится. Начало конца - по-другому Баланс вряд ли смог бы описать это чувство. Он даже не знал, откуда у него взялись силы, чтобы идти, и что ему не даёт рухнуть прямо на холодный мраморный пол с полусгнившим ковром. Он не чувствовал ни холода, ни голода, ни жажды. Все физические ощущения словно были притуплены. Исчезли и мысли, не оставив за собой в голове ничего, кроме пустоты. Он шёл вперёд, смотря себе под ноги, и искренне надеясь на то, что всё-таки он сможет выбраться отсюда. Выбраться любой ценой. И в то же время он понимал, что на милость своих мучителей ему стоит рассчитывать вряд ли, а для побега он слишком слаб и сломлен.
Пожалуй, сложившуюся ситуацию оставалось только принять.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Bloodstained Lies

главная