Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:19 

bright new world

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Потому что Баланс тоже заслужил немного счастья.

Полумрак коридоров казался непроглядной тьмой, а общая атмосфера дворца Легиона давила на плечи словно самое тяжкое бремя, какое только могло бы выпасть на чью бы то ни было долю. Девэйд не знал, сколько уже коридоров и комнат он прошёл, сколько он уже идёт, равно как и куда ему надо, - лишь бы подальше от зала с Объектами. Он шёл, смотря только вперёд и думая лишь о том, а правильно ли он поступил, просто сбежав. Возможно, всё же стоило принять выбор Легиона? Каким бы неправильным ему ни казался тот факт, что тот, кого он считал своим лучшим другом, почти что братом, выбрал себе в мужья - в мужья, а не в жёны! - Джека Эмпти, отвратительное создание, бывшее с ним одного пола, он чувствовал, что просто не имел никакого морального права так поступать. Легион доверился ему. Он решил пригласить его на свою кажущуюся Девэйду такой неправильной свадьбу, думая, что он сочтёт это за честь - то, что ему было оказано такое доверие. Но Легион оказался неправ. И сейчас Девэйд чувствовал себя в лучшем случае предателем.
Ещё один коридор, такой же пустой и помпезный, как и все остальные. На стенах висят изорванные, изрезанные портреты. Буквально на днях Легион рассказал своему без малого брату о том, что это были портреты всех Искателей, проваливших его испытание, а изрезал их в клочья Джек. Зачем он это сделал? Об этом Легион предпочёл не распространяться. Просто обтекаемо сказал, что ему не нравились столь странные украшения дворца его любимого. Девэйд сам до конца не понимал, почему, но вид этих лохмотьев с осыпавшейся краской вселял в него очень странное чувство. Безысходность - так, казалось, его можно было бы описать точнее всего.
На мгновение Девэйд остановился перед одним из таких же порванных портретов. Сам до конца не понимая, почему, он решил, что с этим нарастающим странным ощущением в груди можно будет справиться лишь тогда, когда он полностью распробует его, пропустит через себя. Странная тактика, но по сей день она срабатывала. Так он боролся с мукой собственного Хранительства, которая теперь просто казалась ему сном, кошмаром, от которого он смог проснуться. Но не сам по себе. Только благодаря Балансу...
Одна лишь мысль о Балансе пронзила Девэйда словно острейший клинок. Как он там, ещё один гость этой чудовищной свадьбы? Девэйд знал, что Легион позвал его самого лишь формальности ради - чтобы соблюсти некие правила приличия и чувствуя себя обязанным Девэйду по гроб жизни. Но Баланс... с ним всё было по-другому. Девэйд прекрасно догадывался, что это было сделано не просто так. Что у Джека с Легионом на Баланса имеются некие особые планы. Но какие? Об этом Девэйд боялся даже подумать.
Машинально он сделал шаг назад, больше всего желая побежать назад и рассказать Балансу о своих подозрениях, покуда ещё не поздно. Ведь Баланс, несмотря на то, что Девэйд всеми силами пытался натолкнуть его на мысль о том, чья же это свадьба, - лишь натолкнуть, сделать так, чтобы он увидел это сам, ибо иначе он бы никак не поверил Девэйду! - так и не смог понять, кто же новобрачные. Но буквально в тот же миг Девэйд остановил себя. Он боялся. Боялся и снова увидеть ненавистного ему Джека, и реакции Легиона на то, что он, Девэйд, решивший уйти, вдруг ни с того ни с сего предпочёл вернуться, и даже... снова увидеть Баланса.
Но больше всего Девэйд боялся самого себя, равно как и собственных мыслей о Балансе. Он сам не знал, почему, но с того самого момента, как две его души были соединены Балансом в одну, он просто не выходил у него из головы. Девэйд понимал, насколько тяжёлое бремя несёт Баланс, и всеми силами хотел его хоть немного от этого бремени избавить. Ему хотелось лишь того, чтобы Балансу было хорошо, - ни больше, ни меньше. Он желал, чтобы Балансу просто никогда не было ни плохо, ни тяжело, чтобы он не пережил даже крошечной доли того, что выпало на долю Девэйда. То, как стоически этот юноша с невероятно живыми карими глазами нёс свой крест, не могло не вызывать симпатий и даже отчасти жалости. В глазах Девэйда Баланс был человеком, которого следовало просто защищать ото всех невзгод. Он просто не заслуживал ничего такого. Симпатичный, наивный и такой искренний юноша... Девэйд сам не знал, что именно привлекло его в нём, но всякий раз, как он видел Баланса, он чувствовал, как что-то в его груди словно бы переворачивалось, обдавая его словно ледяным дождём.
Что это могло быть - Девэйд совершенно не знал. Собственные мысли не пугали его так даже тогда, когда он был Хранителем. Однако, что бы это ни было, отделаться от него было не так-то просто. Даже сейчас Баланс просто не выходил у него из головы. Девэйд одновременно хотел и боялся быть рядом с ним, порывался было вернуться, но так и не смог перешагнуть через себя самого. Он хотел просто сидеть и говорить с Балансом часами. О чём угодно, будь то нынешнее состояние того мира, откуда Баланс и был родом, или же нечто более хрупкое и неизвестное, такое как то, чем бремя Хранителя отличается от бремени Баланса. Хотя даже нет. Даже просто возможности сидеть рядом с Балансом, иметь шанс видеть его и просто знать, что он рядом, вполне бы хватило.
Уже неоднократно Девэйд пытался разобраться в себе. Он пытался понять, когда же это началось, и с чего такая одержимость этим одновременно заурядным и необычным юношей, неоднократно, - но его попытки так и не увенчались успехом. Более того - он старательно пытался гнать из своей головы каждую мысль о Балансе. Но всё тщетно, всё лишь для того, чтобы лишний раз убедиться в том, что эти мысли - единственное, ради чего, фактически, стоило жить. Они были единственным, что не давало ему запутаться в себе самом, принося словно бы гармонию в обе тесно связанные души и словно бы давая немые ответы на каждый вопрос, какой только мог возникнуть. Так что в какой-то мере Девэйд с ними смирился. Как и смирился с тем, что просто не может заснуть, не подумав на ночь о Балансе хоть немного. Одно лишь терзало его теперь - что именно это было?
Всего-то лишь привязанность, из-за которой не стоило даже волноваться? Нет. Никогда в жизни ни привязанность, ни одержимость не были такими светлыми чувствами. Они могли бы заставить Девэйда желать так или иначе привязать к себе Баланса, надоедать ему и внаглую влезать в его жизнь, но никак не желать ему счастья всей душой. Это были бы разрушающие чувства, из-за которых вполне можно было бы возненавидеть и себя самого, и в то же время объект одержимости - за его недосягаемость, недоступность и в то же время близость. Но Баланс не был для Девэйда запретным плодом. Скорее, наоборот, - он был для него всем миром, который хотелось изучить, понять, пропустить через себя, - но всё исключительно ради того, чтобы ему было хорошо. Девэйд понимал, что даже когда Баланс уйдёт из реальности Легиона, он всё равно будет по нему скучать. Но в то же время скука не сможет затопить его с головой. Всё лишь только потому, что он будет знать, что Баланс счастлив...
Любовь? От одной лишь мысли об этом Девэйд вздрогнул. Это неправильно. Это так быть не должно. Он не Легион, и он не будет повторять его чудовищную ошибку. Кроме того, у Баланса была любимая, которую он, судя по его поведению, любил давно и всем сердцем. Девэйд не знал, какая она, любит ли она Баланса, и что именно у них за отношения, - он мог лишь надеяться на то, что Баланс от неё получает ту любовь, которую он заслужил. Он так хотел расспросить Баланса о ней, - лишь бы удостовериться, что у него на самом деле всё хорошо, - но боялся переходить эту шаткую грань. Он знал, что всё равно это рано или поздно закончится обсуждением его собственных, Девэйда, чувств. А признать перед собой, что он любил Баланса, он пока что не мог. Куда приятнее и понятнее для него было расценивать собственные чувства как нечто, сливающееся в желание позаботиться. Хотя он и понимал, что его заботу всесильный Баланс не принял бы никогда.
Тяжело вздохнув и собравшись с силами, Девэйд пошёл дальше по коридору, в глубь дворца своего ближайшего друга. Сейчас он понимал: он бежит от самого себя. От своей же влюблённости и желания защитить. Только это и выгнало его из зала с Объектами. Появление там Джека Эмпти было лишь поводом уйти, но никак не первопричиной. И сейчас Девэйд мог лишь надеяться на то, что ни его друг, ни его чудовищный любовник не захотят причинять Балансу никакого вреда. Потому что тогда бы Девэйд себе свой уход не смог бы простить никогда и ни за что.

Всё та же картина перед глазами, всё те же ощущения в том месте, где некогда была огромная, открытая и искренне любящая душа. Теперь же ничего этого нет, - есть лишь зияющая открытая рана и ощущение того, что тебя просто вывернули наизнанку, дотронулись до каждой, даже самой мельчайшей и скрытой клетки твоего тела, обнажили всё, что только можно было открыть и обнажить. Совершенно жуткое чувство того, что более ты самому себе не принадлежишь. Такие жуткие и такие... привычные чувства. По правде говоря, Баланс уже не помнил тех времён, когда оно было по-другому. Ему казалось, что он провёл здесь, на положении бесправной секс-куклы Джека и Легиона, как минимум, полжизни. Секунды шли дольше, чем часы, а в мыслях не было совершенно ничего. Ни ободряющего, ни разрушающего и без того измученный рассудок, - лишь абсолютная, чистейшая пустота.
Он сам не понимал, как он в принципе выжил и как ещё не сошёл с ума. Всё его тело было покрыто рваными ранами, волосы были спутаны и покрыты коркой запёкшейся крови, глаза лихорадочно блестели, а на щеке виднелся небольшой, розовый, только начавший заживать, шрам. Больше всего болели ноги, которым доставалось больше всего. Баланс не мог уже даже припомнить, каково это, - ходить, не ощущая дробящую кости боль при каждом шаге. Хотя, в принципе, куда ему нужно было выходить? Дорогу от главной спальни до бассейна, где новобрачные по очереди смывали с него результаты своих утех и промывали раны, - большей медицинской помощи он, по их мнению, был просто недостоин, - равно как и путь обратно, Баланс, казалось, мог бы проделать и будучи в коматозном состоянии.
Когда-то, как ему казалось, совсем давно, он ещё верил в то, что всё может измениться, и рано или поздно он обретёт свободу. Сможет вернуться к нормальной жизни... Но теперь он чувствовал себя так, словно это было самым большим заблуждением, какое только мог породить его измученный рассудок. Как после такого в принципе можно было бы жить так, как прежде? Как отмыться ото всей грязи, которая, казалось, не то, что налипла на то, что осталось от его души, - сама душа превратилась в огромный, отвратительный, грязный, кишащий гнилыми червями комок? Ответа на это Баланс просто не знал и не хотел знать. Как никогда, он жалел о том, что этим двоим убить его будет очень сложно. Он очень хотел, чтобы кто бы то ни было из них перестарался, вымещая на нём свой садизм, задел так или иначе какой-нибудь жизненно важный орган или артерию и повредил так, что живым остаться Баланс просто не мог. Но он понимал: это невозможно. Равно как и невозможно было бы упросить их об этом: Баланс уже давно не мог пересилить себя и сказать что бы то ни было своим мучителям. Просто понимал, что это будет в лучшем случае напрасной тратой времени, равно как и у него не было сил, чтобы в принципе напрягать голосовые связки.
Всё, что он мог, - это ждать. Ждать, пока Йоханан и Легион снова захотят насладиться своей новой живой игрушкой - да и живой ли в полном понимании этого слова после всего ей пережитого? Это спокойствие и без того длилось слишком долго. Невольно Баланс вспомнил последнее, что осмелился озвучить им, - то, что он хотел бы заполучить хоть какую-то одежду. Он не думал, что его просьба в принципе будет выполнена, - в конце концов, зачем одежда тому, чья основная задача - вмещать в себя чужие члены, принимать их сперму и молчать? Но уже в который раз он недооценил их. Ничего ему на это не сказав, Легион, хозяин дворца, принёс ему одну из своих туник - с коротким рукавом и огромной дырой в груди, там, где у самого Легиона располагался его Бриллиант. Эта туника была Балансу совершенно не по размеру и висела на нём мешком, рукава, которые должны были лишь закрывать плечи, доходили ему до его израненных, покрытых свежими и старыми шрамами, предплечий, - но Баланс понимал: большего желать было бы глупо.
Голова Баланса лежала на коленях у Йоханана. Как долго? Баланс совершенно не мог сказать. Он чувствовал, как его худая рука с длинными, тонкими пальцами гладит его спутанные, окровавленные волосы, стараясь не касаться нанесённой самим же Джеком ужасной раны недалеко от виска, - но, как ни парадоксально, он не чувствовал от этого прикосновения никакого омерзения, ни даже чего бы то ни было близкого к нему. Полное, абсолютное принятие своего места. Невольно Баланс прокручивал у себя в голове всё то, что он услышал от Легиона, когда он решил изнасиловать его самостоятельно, - и понял, что Хранитель на пару со своим другом уже воплотил в жизнь подавляющую часть своих планов и угроз. А ведь Баланс и сам не заметил, как же это случилось...
Легион же тем временем сидел от него чуть в стороне, на краю кровати, но рука его то и дело касалась истерзанной ноги Баланса. Ради того, чтобы доставить своему любимому, получающему удовольствие от пыток человеческих ног, фактически моментальный оргазм, Легион порой действительно превосходил самого себя. Он действовал на грани - знал, как причинить невыносимую боль и в то же время не искалечить. Это уже Баланс на себе неоднократно перенёс. И он даже не знал, кого он боится больше,- Легиона или Джека. Оба жестоки, оба садисты, но в то же время они такие разные... Пожалуй, в тот момент решил для себя Баланс, страшнее для него всё же был Легион. Это была его и только его реальность, в которой он был выше любого бога. И то, что произойдёт дальше, решал он и только он. И это не могло не вселять ощущения ещё большей обречённости.
Никогда в жизни до этого Баланс не чувствовал себя таким одиноким. У него отобрали любимую. Семье не было дела до него ещё с того дня, когда он стал Искателем. Друзей у него, судя по всему, больше нет, - а ведь он когда-то искренне считал Легиона своим другом... Он понимал, что сейчас бы ему не повредила хоть капля, хоть совсем ничтожная доля любви - прикосновение ли, доброе слово или же просто объятия. Что угодно - лишь бы оно было с искренностью. Ему хотелось просто выплакаться кому бы то ни было, рассказать всё, что он пережил и прочувствовал и просто снова почувствовать себя живым хоть на мгновение... но он понимал, что такому не бывать никогда. В этой реальности он перестал быть нужным и значимым даже для себя самого.

Никогда в жизни - или всё же точнее было бы сказать "в существовании?" - Девэйд так не укорял себя за то, что поддался собственным эмоциям и не сделал то, что вполне могло бы быть в его силах. И что более того - он, пытаясь зачем-то разобраться в себе же самом, несколько дней провёл в одной из самых отдалённых спален дворца, бесцельно сидя на кровати и буравя взглядом стену. И это было, по сути, единственным его занятием. К одиночеству Девэйду было не привыкать - долгие годы изоляции наложили на его отношение к этому самому одиночеству свой неизгладимый отпечаток. Равно как он привык оставаться наедине с собой на долгое, очень долгое время. И даже то, что теперь его душа состояла из двух частей, не сильно изменило его отношение к подобным вещам.
Возможность воспринимать время после долгого заточения всё ещё не вернулась к нему в полном объёме, и именно поэтому Девэйд не знал, сколько именно времени он провёл вдали от зала с Объектами. В одном лишь он был уверен: это явно не часы. Сутки. Несколько суток как минимум. Он рассчитывал, что его пойдут искать, - да хотя бы тот же Баланс, видевший в Девэйде хорошего друга и обязательно решивший бы попрощаться навсегда в очередной раз!.. Но он глубоко заблуждался. Никто искать его так и не пошёл. Словно бы все забыли о его существовании в одночасье.
Навсегда... От одной лишь мысли об этом Девэйд дёрнулся, с трудом обретая над собой контроль. В этот раз всё было бы по-настоящему. В этот раз Баланс ушёл бы к себе домой наверняка, - ушёл, чтобы больше никогда не вернуться. Чтобы быть счастливым и строить свою жизнь без тяжести выпавшего на его долю бремени и груза собственных ошибок прошлого, череды нелепых случайностей, едва не разрушивших его жизнь. А он, Девэйд, остался бы здесь, во дворце Легиона, со всеми теми же чувствами, что он испытывал ранее. С одиночеством с одной стороны и с полным ощущением того, что тебя заперли, - с другой.
Во всём этом было что-то неправильное. Только сейчас Девэйд понял, что вряд ли так просто отделается от себя же самого со всеми переполняющими его чувствами, включая и ту самую любовь к Балансу. Такое у него было впервые. Он хотел просто напоследок поговорить с Балансом, убедиться, что у него на самом деле всё хорошо, расспросить его о паре вещей, быть может, даже выяснить кое-что и признаться, что ему никогда не было наплевать на то, что с ним происходит, или даже и вовсе обнять его, - но сейчас он прекрасно понимал, что он мог себя своими руками лишить этого шанса. Скорее всего, Баланс, приняв его побег за нежелание мириться с ситуацией и даже отчасти своего рода бунт, решил просто не разыскивать его и уйти, не попрощавшись. А Легион, занятый своим мужем, и вовсе не имеет времени на то, чтобы искать своего почти что брата во дворце. Ему просто не до этого.
Решительным движением Девэйд встал с кровати и направился к выходу из спальни. Как бы там ни было, но придётся ему нарушить идиллию новобрачных, равно как и вторгнуться в личную жизнь Баланса. Он уже твёрдо знал, что он сделает. Как бы ни хотел Легион, чтобы Девэйд был вечно рядом, так как его собственное бессмертие сильно зависело от бессмертия Девэйда, - придётся ему временно наступить на горло своим желаниям. Равно как и придётся отвлечься от общества своего нового супруга. Прямо сейчас, отсрочив момент тяжёлого разговора и неприятной встречи с Джеком Эмпти ровно настолько, сколько займёт у него обратный путь, он вернётся назад и вытряхнет, выбьет, выпытает под любым предлогом у Легиона информацию о том, куда мог отправиться Баланс. И с тем фактом, что на некоторое время Девэйду и Легиону придётся расстаться, последнему останется только смириться.
Снова бесконечный калейдоскоп коридоров - гнилые ковры, порванные портреты... Всё такое знакомое и близкое, словно бы Девэйд бежал от самого себя меньше часа назад. Но он понимал: это всего-то лишь его прекрасная нечеловеческая память. И в этот раз он шёл гораздо быстрее, - возможно, потому, что заставлять себя идти быстро ему не было необходимости - всё получалось как-то само. Девэйд шёл по прямой, прекрасно зная, что извилистая структура дворца Легиона - лишь иллюзия. Куда бы ты ни шёл, что бы ты ни делал и где бы ни очутился, - если ты пойдёшь прямо, игнорируя все комнаты и тупики, ты всё равно придёшь в зал с Объектами.
Однако путь Девэйда лежал не туда. Он знал, что вряд ли Легион захочет проводить свою свадьбу там, где проводил большую часть времени и без того. Отметить - да, но явно не творить в зале с Объектами то, что обычно происходит после. Это было бы совершенно не в духе Легиона. А вот в помпезной главной спальне его вполне можно было бы застать... или подождать. Рано или поздно новобрачные вернулись бы туда за своим грязным делом. И вот тогда-то Легиону и придётся прервать на время свою идиллию со своим жутким возлюбленным. И понять, что у других обитателей его дворца вполне могут быть свои собственные интересы.
Не сказать, что Девэйд чувствовал себя от этого хорошо. Ему не хотелось портить Легиону настроение, равно как и нахально вторгаться в его личную жизнь, - но ради того, чтобы поговорить с Балансом один на один, он готов был пересилить себя. Лучше один раз через себя перешагнуть, чем потом мучиться неизвестностью и дальше. Он жаждал этой встречи. Идя вперёд и уже миновав с виду совсем неприметную деревянную дверь - вход в зал с Объектами, специально замаскированный от любопытных глаз, - он уверенно направился к ближайшей лестнице, зная, что спальня находится на этаж выше.
Каждая ступенька давалась как две - настолько они были крутыми и огромными. Только Легион, чей рост был больше двух метров, мог бы ходить по ним, не напрягаясь. Да всё в этой реальности было с принципе предназначено для него и только для него. Но Девэйда это не тревожило ни капли - он знал, что Легион даже в годы своей юности очень редко считался с окружающими. Не самая лучшая черта характера.
Преодолев последнюю ступеньку, Девэйд фактически подбежал к двери главной спальни - и быстрее, чем он сам же успел осознать то, что творит, решительно и резко рванул её на себя. В глаза тут же ударил неяркий, но кажущийся подобным вспышке молнии в ночи после полумрка коридоров, свет, а в воздухе отчётливо запахло чем-то кислым. Хотя нет. Девэйд, как бывший Хранитель, не мог не знать этого запаха. Так пахнет только обречённость. И к её аромату примешивался ещё один - горький, ржавый запах крови. Прекрасно понимая, что тут могло происходить, равно как и что могли сотворить друг с другом два садиста, Девэйд на мгновение зажмурился - но его глаза распахнулись в немом удивлении быстрее, чем они успели бы привыкнуть к свету. Этого он явно ожидать не мог.

У Баланса не хватило ни сил, ни желания на то, чтобы обернуться, когда он услышал звук открывающейся двери. Он прекрасно понимал: это не за ним, и это не имеет к нему никакого отношения. Скорее всего, это были слуги Легиона, решившие, что их всемогущего хозяина в спальне сейчас нет, - но ошибившиеся. Невольно Баланс прикрыл глаза, прекрасно понимая, что сейчас будет с вошедшим, кем бы он ни был. Он понимал, что стоило бы и порадоваться тому, что в кои-то веки достанется не ему, - но не мог. Возможности радоваться у него уже давно не осталось. Зато вместо этой эмоции он прекрасно ощутил, как Йоханан и Легион фактически одновременно обернулись в сторону двери. Ему не надо было даже смотреть на них - он чуял это буквально всеми фибрами того, что осталось от его души.
Сейчас! Сейчас он увидит, как Легион обрушит свой гнев на своих же слуг, так некстати вошедших в главную спальню! Возможно, этого лучше было бы и не видеть, - Баланс уже просто не мог быть уверен ни в чём. Но почему-то оба его мучителя молчали. Йоханан даже прекратил гладить Баланса по голове. А следом он услышал полный искреннего возмущения голос - такой знакомый, голос того, кого он в принципе не ожидал более увидеть никогда.
- Какого...
Девэйд оборвал себя на полуслове, будучи не в силах даже выругаться. Он был прав, всецело и полностью, - что касательно собственных подозрений о том, что у Баланса на этой свадьбе будет некая особая роль, что о том, что ему ни в коем разе не стоило сбегать со свадьбы. Взгляд Девэйда со странной, холодной расчётливостью фиксировал всё, что было в спальне, но никакую оценку ситуации он пока что дать был просто не в силах. Роскошный мраморный пол запятнан кровью и окровавленными отпечатками чьих-то - и он даже прекрасно догадывался, чьих, - ладоней. Этой же кровью пропитано и роскошное шёлковое постельное бельё, из сине-сиреневого местами превратившееся в бурое. Всюду раскиданы различные металлические приспособления, большинство из которых Девэйд видел в первый раз, но даже несмотря на это, прекрасно догадывался, для чего они нужны. Строгий костюм ненавистного ему Джека Эмпти, сидевшего у изголовья кровати, тоже был весь в мелкой россыпи бурых пятен, а клыки сидевшего напротив него Легиона из жемчужно-белых стали фактически багровыми. Руки обоих в прямом смысле были по локоть в крови, - казалось, они специально погружали их в кровь, чтобы выглядеть теперь ещё более жутко, чем обычно. Но не это волновало Девэйда. Взгляд его был прикован к Балансу, лежащему на коленях у Джека словно тряпичная кукла. Коричневые волосы спутаны и покрыты коркой запёкшейся крови, лица, повёрнутого в другую сторону, просто не видно, туника, сменившая его праздничный костюм и бывшая ему явно не по размеру, вся не только в пропитавшей её крови, но и в пятнах от чего-то засохшего, белого. Особенно много этих пятен было на её подоле. А затем Девэйд машинально взглянул на ноги Баланса, - и невольно даже поморщился. Множество страшных, рваных ран, только начавших заживать, странный, багрово-пурпурный оттенок кожи, припухлость в районе каждого сустава... Девэйд мог лишь догадываться о том, насколько Балансу сейчас было больно.
- Легион, - с трудом выдавил он из себя, борясь со своими противоречивыми, но бушующими в груди чувствами, - я принял то, что ты хочешь выйти замуж, равно как и то, за кого ты хочешь выйти замуж... Но вот этого я принять не могу!
Баланс даже не обернулся на звук голоса того, кого в своё время лично спас от судьбы худшей, чем смерть. Пусть Легион сам разбирается со своими проблемами. Чем быстрее это закончится, тем быстрее новобрачные сотворят с ним то, что хотят, в очередной раз. Тем быстрее снова настанет такая редкая и короткая, но оттого и такая ценная передышка. Он уже почти что привык к этому. Такова его жизнь, и таковой она будет ещё очень и очень долго. И сейчас он даже не был уверен в том, что он действительно хочет вернуться домой, уйти из этого кошмара. Он чувствовал себя так, словно бы это и должно быть его жизнью.
Но у Йоханана и Легиона на его счёт имелись совершенно другие планы. Им нравилась новизна, равно как и ощущение полной и обоюдной власти, кою им не всегда удавалось испытать друг с другом, ибо кому-то одному всё равно приходилось быть ведомым. Равно как и нравилось то, когда Баланс пытался сопротивляться и хотя бы внутри себя протестовать против того, что с ним происходило. Но уже давно он не давал им ни единого повода испытать удовлетворение и плотское, и садистское одновременно - по правде говоря, он уже давно не давал им повода ни на что. Передышка ли или очередное его изнасилование, - он вёл себя совершенно одинаково. Просто лежал тряпичной куклой на кровати, не совершая совершенно никаких действий. По правде говоря, он не реагировал ни на что - ни на оскорбления, ни даже на раны, самые свежие из которых ему нанесли в попытке его хоть как-то расшевелить, спровоцировать на реакцию. Какую угодно - вполне бы хватило и просто стона, просто рваного выдоха! Но нет. Видимо, Баланс уже давно перешёл ту грань, за которой любые пытки воспринимаются уже как данность, перестал чувствовать всё. И они давно уже думали над тем, какими же путями им от него избавиться. Новая игрушка сломалась быстрее, чем они ожидали.
По правде говоря, раньше вариантов у них было только два - выпустить потом, после медового месяца, или же вышвырнуть сейчас. И они так и не могли решить, что будет предпочтительнее. Вдруг он всё же отреагирует хоть как-то, и решение с тем, чтобы вышвырнуть его сейчас же, окажется скоропалительным? А что если нет? Множество аргументов как "за" и ту, и другую версию, так и "против" них обеих. Но сейчас в головах обоих созрел ещё один вариант. Третий.
Хитро посмотрев друг на друга где-то секунду, Джек и Легион немигающими взглядами уставились на Девэйда, чьи руки были сжаты в кулаки, а зубы - стиснуты до боли.
- Отпусти его, - прошипел Девэйд, кивая на Баланса.
Он замер, ожидая в любой момент любой агрессии - прямого ли нападения или просто перепалки. Но новобрачные молчали, всё так же пристально смотря на Девэйда, словно бы это он должен был как бы то ни было отреагировать. А затем, словно бы желая поглумиться над лучшим другом Легиона, Йоханан издевательски медленно и в то же время грубо развернул голову Баланса в его сторону, словно бы немо говоря: посмотри. И Девэйду ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Он прекрасно видел и осознавал всё то, что произошло. Не в силах произнести ни слова, он смотрел прямо в глаза Баланса - пустые, затуманенные и по-странному лихорадочно блестящие, видел запёкшуюся корку крови и шрам на его лице. Он мог лишь догадываться о том, что с ним произошло, но одну вещь он понимал особенно отчётливо - он сделает всё, чтобы вытащить его из этого ада. Как известно, долг платежом красен. Девэйд понимал, что никому другому он так же сильно, как Балансу, обязан просто не был. Если бы ни он, одна бы его часть так и скиталась по всему миру, не находя себе места, а другая - гнила бы, будучи вросшей в дерево в реальности Хранителя Гибели. И самый минимум, который он мог бы сделать для Баланса, - это просто спасти его. Любой ценой.
- Что вы за него хотите? - напрямую спросил Девэйд.
Баланс в ответ на это лишь медленно моргнул. Всё как и ожидалось. За него уже торгуются словно за какую-то вещь. Даже Девэйд, прежде не сделавший ему ничего плохого, уже видит в нём свою собственность. Хотя, собственно говоря... кто он, Баланс, такой, чтобы требовать после всего пережитого другого отношения? Он никто. Отжившая своё, совершенно бесполезная игрушка, которая даже более не может заинтересовать своих хозяев. Сейчас-то он точно узнает себе цену, и почему-то он не сомневался, что его отдадут в руки Девэйда просто так. Чтобы он тоже мог развлечься с ним.
Но прав он был лишь отчасти.
- Что же... - протянул Легион. - Вижу, ты его хочешь. Ох, как бы тебе хотелось, чтобы он был твоим, но сейчас он наш, равно как и пробудет нашим столько, сколько мы того захотим...
Девэйд молчал. Легиону собственная власть, смешанная с садизмом, уже в самом деле вскружила голову. Вскружила настолько, что он начал куражиться над тем, от чьего благополучия зависела его собственная жизнь, равно как и бессмертие. Этого Девэйд терпеть не собирался. Он с ужасом вспоминал то, как всё начиналось, то, каким был Легион, когда он только-только начал становиться тем злым нечто, коим и являлся сейчас... Ситуация была до боли знакомой. И терпеть её он не собирался. Уставившись прямо в остекленелые, чёрные глаза Легиона, он решительно произнёс:
- Не над тем глумишься, Легион. Ещё одна такая твоя выходка - и я прошу Баланса разрушить проклятие бессмертия. И отправить меня обратно в Рай. Там ты до меня не доберёшься.
Но в тот же миг Девэйд понял: он точно сказал что-то не то. Легиона его угроза вовсе не смутила. Что-то за то время, что он провёл в одной из отдалённых спален, определённо изменилось. Что-то, благодаря чему Легион теперь абсолютно уверен в собственной безнаказанности, равно как и в том, что теперь он имеет право творить то, что творит. Издав тихий, но на редкость злобный смешок, он ухмыльнулся так широко, как только ему позволяли его окровавленные клыки:
- Всё меняется, друг мой. Всё меняется. Теперь больше никто и никогда не сделает меня смертным. Баланс... скажем так, он выбыл из игры. Более он не в состоянии пользоваться своими чудесными способностями. И я не уверен, что он в принципе сможет долго оставаться Балансом, - как бы не пришлось искать высшим силам кого-то... чью жизнь мы ещё не успели искалечить.
Девэйд замер. Произошедшее было просто ужасным, он мог всецело понять и прочувствовать то, как же больно и жутко было Балансу сейчас, - но что делать, он просто не знал. По каким-то причинам его мучители не хотят его отдавать - даже за дань. Девэйд был готов отплатить им всем, чего бы они ни попросили. Но они наотрез отказались даже торговаться. Видимо, их жуткие планы касательно Баланса всё ещё не воплощены до конца. Хотя Девэйд прекрасно понимал: они уже не то, что его сломали, - фактически раздробили ему и рассудок, и то, что делало его всесильным. Дальше была только смерть. Смерть и души, и тела. Убить Баланса было бы не просто, но при определённых усилиях - вполне вероятно. Неужели они решили завершить свой медовый месяц чужой смертью, смертью такой, какую вряд ли можно было бы пожелать даже тому, кто сломал тебе жизнь? От одной лишь мысли об этом Девэйду стало холодно.
- Но он нам не нужен, - припечатал Джек.
- Именно, - добавил Легион. - Зато я прекрасно вижу и видел, что он нужен тебе, - неожиданно он снова ухмыльнулся, заставив Девэйда вздрогнуть. - Думаешь, я не видел, как ты смотришь на него? Думаешь, я не замечал, что тебя разве что не дрожь колотит, стоит тебе его заметить? Он нужен тебе. Я не берусь говорить, зачем, но я знаю, что нужен.
Молчание. Девэйд на самом деле не знал, что сказать. Выходит дело, всё это время его влюблённость была прекрасно заметна? Никогда в жизни он не испытывал такого стыда, равно как и желания свернуть кому бы то ни было шею. Молча сжимая-разжимая кулаки, он пристально смотрел на Легиона, ожидая, что он скажет дальше.
- И я бы отдал его тебе, - вкрадчиво продолжил Легион, - но как я могу быть уверен в том, что ты его не бросишь? Не считай меня мразью, Девэйд, - мне и в самом деле не всё равно, что с ним станет. Я хочу быть уверен, что ты его не бросишь.
- Я готов поклясться в этом, - процедил сквозь зубы Девэйд.
- Да что мне твоя клятва! Пока ты гнил в своей реальности, я видел, как же легко люди дают их... а, получая то, что их так или иначе заинтересовало, просто берут свои слова назад, будто бы их не было. Что ты можешь предложить более весомое?
По правде говоря, Девэйд не знал, что ответить. Легион, по сути, просто дразнил его, так издевательски держа желаемое перед его носом - лишь для того, чтобы в ту же секунду это самое желаемое отдёрнуть назад, к себе. Это напоминало этакую игру в кошки-мышки, и сейчас Девэйд чувствовал себя просто загнанным в угол.
- Что ты хочешь?
- Если он и в самом деле так дорог тебе, - как-то по-странному отрешённо сказал Легион, - то ты согласишься с тем, чтобы мы связали вас так же, как связаны и мы с Джеком с недавнего времени. Кроме того, помня о том, что у тебя никогда никого не было, а Баланс очень хочет сыграть свою свадьбу... вариант мне видится только один. Я выдам вас замуж друг за друга. И если он тебе на самом деле дорог, - ухмыльнулся Легион, - то ты пойдёшь ради него на этот шаг.
От этих слов Девэйд даже застыл на месте. Что Легион вообще несёт, и за кого он его принимает?! Даже в страшном сне Девэйду не могло присниться то, что он бы вступил в брак с мужчиной. В его понимании это было бы предательством самого себя. И он прекрасно понимал, почему Легион затребовал именно такой "платы". Он просто знал, что Девэйд ни в коем разе на такое не согласится. Ни одна из его сторон подобных вещей просто не могла принять. Ему было омерзительно и страшно, когда он смотрел на злую улыбку триумфатора, игравшую на губах Легиона, явно уверенного в том, что он поставил Девэйда на место. И отчасти оно так и было. Больше всего Девэйду хотелось снова развернуться и уйти, уйти, чтобы больше никогда не вернуться. Но...
Хотя ему и было страшно, в его груди также возникло и другое чувство, едва ли не пересиливающее этот страх. Радость. Радость за то, что если он всё-таки согласится, он сможет хоть как-то признаться Балансу в своих чувствах и, возможно, разобраться в себе. Да, он прекрасно понимал, что так, по сути, отобьёт его у любимой, - но сейчас он был готов признать: он вполне смог бы жить с ней втроём - всё, лишь бы Баланс был счастлив. Быть может, Баланс сможет его принять, хотя бы даже в знак благодарности за то, что он спас его от двух чудовищ? Многого Девэйду было совершенно не надо - лишь видеть его, знать, что он рядом, и - если, конечно, Баланс того пожелает, - говорить с ним. Обо всём, что только могло прийти в голову.
С другой стороны, его переполняли и другие чувства. По большей части, вызывающие вопросы, на кои просто не находилось ответа. Он знал, что Баланс невероятно честен, и что если его выдадут замуж за другого, он сделает всё, чтобы быть верным тому, с кем вступил в брак. Правильно ли поступит Девэйд, разлучая его с его любовью? Если брак состоится, можно ли будет назвать его полностью счастливым, или те обстоятельства, в которых он и состоялся, будут вечно в некотором роде накладывать на него тень? Да и примет ли такое Баланс? Ведь для него это - очередное унижение. Или всё-таки неприятную ситуацию можно будет обернуть в свою пользу?
- Твой ответ? - мягко, но настойчиво произнёс Легион, прищурившись.
Девэйд колебался ровно несколько секунд. Как бы ни было ему неприятно, как бы он ни хотел признавать, что хотел совершенно не этого, что под любовью к Балансу он имел в виду что угодно, только не то, чтобы выйти за него замуж, - обстоятельства требовали принять сложившуюся ситуацию. Бросать Баланса на произвол судьбы было бы проявлением, по меньшей мере, неблагодарности. И потому он ответил, стараясь звучать максимально уверенно:
- Согласен.
Лишь услышав это, Йоханан и Легион почти что одновременно ухмыльнулись и поочерёдно посмотрели на Девэйда и Баланса. В тот же миг Легион встал с кровати и пересел на её ближний край, так, чтобы для того, чтобы смотреть на Девэйда, ему не приходилось выворачивать шею. А затем он мягко провёл рукой по покрытым запёкшейся коркой крови волосам Баланса и с притворным интересом спросил у него:
- А вот согласен ли ты, мой друг и почётный гость моей свадьбы?
Баланс молчал. Что проку в том, чтобы говорить что бы то ни было? Теперь-то его точно унизили дальше некуда. Выдали замуж против его воли за того, кого он, признаться честно, знал даже хуже, чем Легиона. При всей своей жестокости и садизме, всё же Легион был своего рода открытой книгой. Разгадать его эмоции всегда было весьма просто. Но что он знал о Девэйде, равно как о двух его составляющих? Ровным счётом ничего. Но почему-то этот факт его вовсе не отталкивал. Что-то на уровне подсознания словно бы подсказывало ему: "А почему бы вам и не познакомиться поближе?"И ему казалось, что эта насильственная свадьба вполне себе может обернуться чем-то хорошим. Вдруг Девэйд его отпустит? Да, Баланс знал о нём немного, но то, что ему довелось узнать, немо намекало на то, что Девэйд - вполне себе и неплохая личность. Вряд ли ему будет интересно мучить Баланса. Если бы только у него были силы с ним договориться!..
Сухие губы Баланса дрогнули, с них сорвался слабый выдох. На мгновение Баланс дёрнулся, словно бы пытаясь сесть, но в тот же миг он снова безвольно замер. Еле слышно, тихим, словно шелест сухой листвы, голосом, он произнёс:
- Со... гласен...
От этих слов Легион даже облизнулся - насколько это позволяли ему клыки. Всё складывалось как нельзя лучше. Он прекрасно понимал, что оба будущих "новобрачных" против его решения, что если бы не его власть в этом мире - они бы никогда не пошли на такое... и это не могло не радовать, равно как и не усиливать чувство собственной властности. Он сделает всё, чтобы они оба запомнили этот вечер надолго. Лично проследит за тем, чтобы всё было именно так, как того хочет он сам. Он, не они. Их мнение тут не имеет никакого значения. И ему было интересно - как далеко это всё может зайти, и на что он их может сподвигнуть? Пожалуй, был только один способ узнать.
- Тогда начнём, - скрестил Легион руки на груди и ткнув локтем Джека. - Джек, если тебе не составит труда, отведи Девэйда в зал с Объектами - там и отметим наше маленькое радостное событие. А ты, Баланс, иди за мной. Пожалуй, тебя надо помыть, причесать и приукрасить.
Баланс сам не знал, что за вещь, малодоступная его пониманию, всё ещё даёт ему силы двигаться вперёд. Осторожно, стараясь не задеть колени Йоханана, он приподнялся, сел, а затем и вовсе встал с кровати. Ноги разрывались от боли, - как он понимал, во время очередного наплыва страсти, Легион перестарался и порвал ему пару мышц. Как долго это будет заживать, да и заживёт ли, - Баланс совершенно не знал. А многочисленные рваные раны, казалось, снова открылись и начали кровоточить. Но он готов был с этим смириться. Чем быстрее оно начнётся, тем быстрее закончится. И, идя за Легионом по такому привычному пути к бассейну, он надеялся лишь на одно - на то, что Девэйд всё-таки окажется человечнее Легиона. Равно как и то, что последний в их свадьбе не будет принимать никакого особого участия.

Ещё одна вечеринка, так до боли похожая на предыдущую. Всё тот же зал с Объектами, всё те же дорогие напитки и остатки дорогой, вкусной еды, - Джек и Легион явно решили, что добру пропадать не стоит, и щедро поделились всем, что у них оставалось, с новыми новобрачными. Всё те же роскошные бокалы, стоявшие у мест двух женихов и до краёв наполненные неким алкогольным напитком. Каким? Баланс и сам бы хотел это знать. Парадоксально, но он не чувствовал ни голода, ни жажды, хотя не ел и не пил уже очень и очень давно. Он не знал, как долго он сможет протянуть без еды и воды, равно как и не собирался никого упрашивать принести их ему, - не хотел, да и надеялся в глубине души, что хотя бы так сможет довести себя до смерти. Смерти от истощения и обезвоживания.
Он раз за разом прокручивал у себя в голове то, что предшествовало вечеринке. Он думал, что Легион, как и в самом начале, захочет его изнасиловать напоследок, но он был неправ. Легион лишь велел ему снять тунику, чтобы иметь возможность промыть все его раны, равно как и выскрести остатки своей же собственной спермы из его ануса. На редкость унизительное ощущение, но Баланс успел отчасти к нему привыкнуть. Баланс, по правде говоря, мог только ждать. Он терпеливо ждал, пока потом Легион не очистит отданную ему тунику от пятен крови и спермы и не отдаст её ему обратно. Баланс ожидал, что Легион будет хотя бы говорить ему, что делать, но он всё проделывал молча. А ещё он, прежде обожающий потрогать Баланса за всё, что только хотел, - преимущественно за внутреннюю сторону бёдер, - теперь и вовсе старался касаться его по минимуму. Так, словно бы действительно признал перед собой тот факт, что более Баланс ему не принадлежит.
"Но я и так никогда не принадлежал ему", - подумал Баланс. Но в ту же секунду эта жалкая попытка взбунтоваться затухла в его душе столь же быстро, сколь и возникла. Да. Не принадлежал. Но Легион и его супруг просто присвоили его себе - присвоили для того, чтобы поглумиться и в качестве издевательства отдать тому, кто никогда не пошёл бы на такой шаг. Он так и останется чьей-то собственностью. Назад дороги уже нет...
Отведя взгляд от бутылок, Баланс посмотрел на свои руки. Некогда перепачканные его же собственной кровью, сейчас они были чисто отмыты. На запястьях его красовались большие, тяжёлые браслеты, невольно вызвавшие у него ассоциацию с кандалами, а пальцы он, по наставлению Легиона, был вынужден сжать в кулаки, - кольца, которые дал ему Легион, были слишком большими для его пальцев и запросто могли бы с них соскользнуть. Да, Легион действительно украсил свою бывшую игрушку одновременно с изяществом и варварским великолепием. Куча цепочек на шее, браслеты не только на запястьях, но и на плечах, придерживающие рукава туники, множество колец, из которых идеально, так, чтобы снять его было просто нельзя, сидело лишь одно - обручальное, цепочка на щиколотке, по правде говоря, сильно мешавшая Балансу... И проколотый сосок. Легион сам, лично пробил ему его полукруглой серьгой из золота, усеянной странными драгоценными камнями - по цвету похожими на сапфиры, но сияющими как бриллианты. А затем - просто сделал так, что эту серьгу, не разорвав сосок в кровь, снимать было бы просто бесполезно. А назвал он это просто - "мой тебе подарок на прощание". Даже зная, что ему придётся отдать Баланса в чужие руки, Легион остался верен себе.
Положив руки себе на колени, Баланс уставился в совершенно пустую тарелку. Он не будет ничего есть, ибо не имеет права. Равно как и не будет спрашивать, можно ли. Здесь ему ничего нельзя, и он уже в этом убедился. Всё, что он мог, - это лишь немо молиться всем известным ему высшим силам о том, чтобы всё это поскорее закончилось. Но, тем не менее, у него хватило сил впервые с момента того разговора в спальне посмотреть на Девэйда - хоть и не в его глаза. О чём он сейчас думает? Как он относится к этой ситуации? Что будет дальше? Баланс знал, что ему так или иначе придётся говорить со своим новым супругом. Но, по правде говоря, Баланс не знал, о чём. И вовсе не хотел даже в принципе открывать рот. За него уже давно всё решили - так будет ли в принципе иметь это смысл?
Тем временем Девэйд, сидя рядом с Балансом и разглядывая собственное обручальное кольцо, кажущееся ему таким неудобным, ждал. Ждал того момента, когда они останутся с Балансом наедине. Он понимал, что его надо спасать не только в том смысле, что просто вытаскивать из реальности Легиона. Это он и так сделает сразу же, лишь только закончится эта Легионом же и устроенная вакханалия. Куда больше его пугало психическое состояние Баланса. Никогда в жизни он не видел его таким... отрешённым. Его глаза сейчас были фактически такими же пустыми, как и глаза Джека, на лице не было ни единой эмоции, а сам он сидел неподвижно словно статуя. Только сейчас Девэйд заметил, что Баланс очень сильно похудел, черты его лица заострились словно у покойника, а глаза ввалились. По всей видимости, он не ел уже очень, очень давно... или же ему просто не давали есть?
Нет. Судя по тому, что он до сих пор даже не притронулся ни к еде, ни к алкоголю, он действительно не чувствует ни голода, ни жажды. И отчасти его можно понять - после пережитого ему действительно даже не до себя. Следует убедить его, что этот кошмар позади. Что более никто не причинит ему вреда. Что всё, что нужно Девэйду от этого брака, - это лишь иметь возможность заботиться о нём. Как он сейчас понимал, эта забота будет Балансу необходима. Всё его тело покрыто ранами, такими, что Девэйд в принципе удивлялся, как у него сохранилась возможность ходить. Рассудок Баланса почти что расколот вдребезги. Без помощи он долго не протянет. Синдром саморазрушения - Девэйд прекрасно понимал, что с ним происходит. Следовало остановить его, как можно быстрее дать Балансу понять, что надо быть сильнее, что его жизнь не закончится и никогда не должна была закончиться тем, что сотворили с ним эти двое. В конце концов, ему только девятнадцать лет. Он не заслужил столь ранней смерти, вне зависимости, физической или ментальной. Но в то же время Девэйд понимал: он бессилен сделать что бы то ни было, пока рядом будут Джек с Легионом.
С ненавистью в глазах Девэйд поочерёдно посмотрел на обоих. Казалось, они единственные всецело наслаждались ситуацией, явно воспринимая её как продолжение собственной свадьбы. То и дело они обменивались шутками, хлопали друг друга по плечу, нагибаясь через весь стол, брали себе всё больше и больше еды. А уж сколько ими было выпито, - Девэйд уже давным-давно сбился со счёта. В этот раз они вновь ощущали себя триумфаторами. Ситуация пока что складывалась так, как они хотели.
"Пока что..." - подумал Девэйд, прищурившись. В его рукаве пока что только один козырь - то, что он на самом деле любит Баланса. Легиону не получилось унизить его этой насильственной свадьбой так, как ему этого хотелось. Следовало сделать так, чтобы эта любовь сослужила хорошую службу и не отпугнула Баланса, и без того ощущающего себя загнанным в угол. Следовало, определённо, поговорить с ним, когда их оставят наедине. Но с чего именно начать этот разговор, равно как и ответит ли ему Баланс, - Девэйд просто не знал.
Оставалось лишь надеяться, что неприятную ситуацию получится окончательно обернуть в собственную пользу.

Казалось, ночь наступила даже в реальности Легиона, - или же он действительно мог менять время суток так же, как оно и происходило в обычном мире? Тем не менее, коридоры, и без того погружённые в полумрак, сейчас и вовсе казались кромешно-тёмными, такими, что не было видно даже пола под ногами. Оставалось только удивляться, как Легион в принципе может ориентироваться в этой тьме. Тем не менее, держался он весьма уверенно - он твёрдо знал, куда идёт, и вёл за собой новобрачных, которые, словно бы боясь, что может случиться что-то худшее, чем уже случилось, чуть ли не жались друг к другу. Даже для Девэйда, который провёл в этом дворце уже изрядное количество времени, равно как и знал Легиона уже долгие, долгие годы, атмосфера была... некомфортной. И он мог лишь догадываться о том, как некомфортно сейчас было Балансу.
Рука Девэйда машинально дёрнулась, словно бы он хотел взять Баланса за руку, но в тот же миг смог себя остановить. Баланс просто не позволит ему этого. Он таким жестом просто отпугнёт Баланса, заставит его ещё больше закрыться в себе. Действовать следовало крайне осторожно, помня о том, что его разум - на грани того, чтобы развалиться на части...
Постаравшись отвлечься от этого, Девэйд посмотрел на идущего впереди Легиона. Куда он ведёт их? А, впрочем, не нужно даже гадать, - в какую-то из спален, исключительно для того, чтобы устроить Балансу с Девэйдом первую брачную ночь. По крайней мере, думать, что он устроит им то, что хотел. Для себя Девэйд решил, что и пальцем не притронется к Балансу. Вместо того, чтобы совокупляться с ним, он попробует с ним поговорить. Убедить его так или иначе в том, что надо быть сильнее и двигаться дальше. Просто попробует разговорить его и хотя бы принести ему еды. На то, как Баланс морит себя голодом, Девэйд просто не мог смотреть. Про себя он уже представлял то, как он говорит с Балансом до утра, всячески доказывая ему, что его место где угодно, только не под Джеком и Легионом, - а под конец возвращается наконец-то в тот мир, по которому так скучал, позабыв про эту чудовищную цитадель. Возвращается вместе с Балансом, зная, что он с радостью возьмёт его с собой, как и всегда хотел, - дай лишь Девэйд на это повод. Брешью в этом замечательном плане могло быть лишь то, что Легион мог начать переживать из-за своего проклятия бессмертия, но для Девэйда и это не было проблемой. Он был готов как минимум раз в месяц приходить в реальность Легиона и доказывать ему, что с ним ничего не случилось и случиться не может. Что проклятию ничего не грозит. И он был готов убедить в этом Легиона хоть сейчас, - хотя и понимал, что так он будет сильно торопить события. Для Баланса он пока что - враг. Такой же враг, как и Джек, и Легион. Враг, посягающий на его возможность быть самим собой. Олицетворение всего, что заставляет усомниться в том, а стоит ли в принципе жить дальше.
Сделав слишком большой шаг, Девэйд чуть было не столкнулся с Легионом, но сумел вовремя затормозить и продолжить идти в прежнем, куда более спокойном темпе. Он хотел было оглянуться назад, чтобы посмотреть на Баланса, равно как и убедиться, что он не налетит на него ненароком в этом полумраке, - но не стал этого делать. Нет нужды в принципе показывать Легиону какие бы то ни было собственные светлые чувства. Он и без того уже поглумился над всем, чем только мог. Оставалось лишь ждать, пока он проводит их - и уйдёт по своим делам.
- Вот мы и на месте, - тем временем сказал Легион, останавливаясь и будто бы подслушав мысли Девэйда. Решительным движением он открыл тяжёлую дубовую дверь и жестом пригласил новобрачных войти внутрь. - Заходите, не стесняйтесь.
Всё так же стараясь держаться поближе друг к другу, Девэйд и Баланс зашли в спальню, предоставленную им хозяином дворца. Да, тут определённо было не так, как в главной спальне. Она была намного меньше и темнее, всё освещение её составляли свечи, расставленные повсюду, - на полу, в углах, позади кровати и даже на её изголовье. Кровать тут была большая, но далеко не такая, как в главной спальне, с постельным бельём кремового цвета и странной, похожей на дымку, но очень плотной вуалью, сейчас не задёрнутой.
- Всё это для вас, дорогие мои, - вкрадчиво сказал Легион, прикрыв свои невидящие глаза. А Девэйду тем временем не терпелось выпроводить его поскорее. Отойдя от совершенно безучастного Баланса, Девэйд внимательно посмотрел на Легиона и как можно твёрже произнёс:
- Спасибо, Легион. А теперь уходи. Иди по своим делам, к своему этому... Джеку. Мы разберёмся и без тебя.
Но Легиона смутить было не так просто. Его губы вновь растянулись в улыбке, и весьма недоброй, а в голосе, лишь только стоило ему заговорить, звучали притворные беспокойство и жеманность.
- Хочешь избавиться от меня только потому, что не хочешь выполнять свой супружеский долг, а, Девэйд? Нет, нет, ты не думай, у тебя ничего не выйдет. Тебе придётся заняться с ним сексом, хочешь ты этого, или нет. А я, - склонил голову набок Легион, - буду стоять у двери и следить за тем, как ты свой супружеский долг исполняешь. Нет, ты не думай, - вмешиваться я не буду, если вы всё будете делать правильно, вы даже не заметите, что я здесь. Но если же ты решишь отвертеться... боюсь, мне придётся прекратить играть роль неодушевлённого предмета.
Девэйд сжал руки в кулаки, больше всего желая разбить Легиону лицо в кровавую кашу. Это уже и так зашло слишком далеко. Всё это Легион затеял лишь с одной целью - вытереть ноги что о него, что о Баланса. Больше всего он жалел о том, что в принципе согласился в своё время Легиону помогать. Чёрт бы был с этим миром, да будь он хоть трижды проклят! Если бы он знал, что решит учинить Легион, он никогда не согласился бы на то, чтобы его супруг восстановил связывающее их проклятие бессмертия.
Но сейчас... сейчас выбора не было. Следовало действовать. И - так уж и быть! - Девэйд был согласен играть по правилам, навязанным Легионом. Во всяком случае, пока что.
- Можно я хотя бы поговорю с ним, или ты хочешь, чтобы я завалил его сразу же? - мрачно произнёс Девэйд.
- Твоё право, - пожал плечами Легион. - Говори сколько хочешь или не говори вообще, - главное, сделай так, чтобы секс у вас так или иначе был. Бей его, убеждай или просто возьми своё силой, - решать тебе. Но только после этого я тебе его отдам.
Девэйд в ответ на это лишь кивнул. Всё так или иначе кончено. Всё равно ему придётся так или иначе унизить Баланса, - пусть он сам этого совершенно не желал. Но он помнил о своём же решении вытащить его отсюда вопреки всему - и он знал, что сделает это. Даже если для этого ему придётся наступить всем своим собственным принципам и нормам морали на горло.
- Пошли, Баланс, - впервые за весь день обратился Девэйд к своему новому супругу напрямую. Убедившись, что Баланс следует за ним, Девэйд быстрым шагом подошёл к кровати и, дождавшись, пока Баланс обойдёт её и усядется с другой стороны, по-быстрому задёрнул вуаль и уселся перед ним сам, внимательно его разглядывая.
Никогда в жизни Девэйду не было так жутко от чего бы то ни было. Баланс сидел перед ним, подобрав ноги под себя, но в позе его не было ни грамма естественности. Создавалось ощущение, будто бы нечто гораздо сильнее него силой удерживает его в этом положении - но стоит ему исчезнуть, как Баланс просто рухнет на кровать. Ввалившиеся, воспалённые глаза не отражали ни единой эмоции. Это был взгляд, схожий с взглядом Джека Эмпти, но никак не тот, что был свойственен ранее Балансу. Казалось, сама жизнь медленно покидала его по капле с каждой секундой. Дыхание было рваным и прерывистым, руки, покрытые глубокими ранами, еле заметно тряслись, а суставы на ногах, казалось, опухли ещё сильнее, чем несколько часов назад. Больше всего Девэйду хотелось посоветовать ему сесть так, чтобы он не мучил себя неудобной позой, но он понимал, что даже если Баланс и послушает его, для него это будет рабским выполнением желания того, кого он пока что видит своим новым хозяином. А таковым Девэйд себя ставить совсем не хотел.
Он внимательно смотрел на Баланса, не понимая, с чего в принципе можно начать разговор. Столько вопросов хотелось озвучить ранее - и сейчас от них не осталось ровным счётом ничего. Следовало найти нечто нейтральное, то, что, быть может, и напомнило бы Балансу о пережитом, но исключительно в том смысле, чтобы он смог ситуацию переосмыслить, пропустить через себя и пойти дальше. На сложные темы сейчас Баланс всё равно размышлять не в состоянии. Так что пусть это будет нечто совершенно простое, но показывающее его, Девэйда, небезразличность...
- Как ты? - спросил Девэйд, ощущая себя полным дураком.
Он прекрасно понимал, что всё испортил, что растратил свою первую и единственную попытку разговорить Баланса впустую. Но ничего лучше он изобрести просто не мог. Ему и вправду было не всё равно, как чувствует себя Баланс, ему хотелось заставить его выговориться и рассказать всё, что он переживал в этот момент и до него за эти адские несколько суток. Но, тем не менее, он понимал, что, возможно, не стоило так спрашивать в лоб. Баланс сейчас напуган, сломлен, и никому не верит. Скорее всего, не поверит и тому, что его в самом деле это интересует...
Однако Девэйд был неправ. Сухие губы Баланса еле заметно дрогнули, а затем он тихо, почти неслышно и всё так же глядя куда-то в пустоту, но не Девэйду в глаза, произнёс:
- Плохо...

@темы: Творческое

URL
Комментарии
2017-08-09 в 09:33 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Девэйд смерил Баланса внимательным, сочувственным взглядом. Он прекрасно понимал, каково ему сейчас, - весь мир не то, что рушится на части, - он уже рухнул. И, как ему кажется, восстановить его не невозможно - просто нет резона. Баланс сидел всё так же тихо и безучастно, будто бы ничего и не говорил. Но Девэйда это более смутить не могло. Он не знал, какие найти слова, чтобы достучаться до его почти что расколотого рассудка и попытаться собрать его воедино, не знал, поможет ли это, - все слова казались ему пустыми и банальными. Но контакт уже был установлен, и это не могло не воодушевлять.
- Даллас... - рискнул он обратиться к Балансу по имени. - Я понимаю, тебе больно, страшно, ты хочешь, чтобы это закончилось, тебе кажется, что я твой враг... Пойми, это не так. Я знаю, каково тебе. Я просто хочу тебе помочь.
В ответ на это Баланс лишь медленно моргнул - так, словно ему было тяжело даже двигать веками. Он отвернул голову чуть в сторону - но лишь для того, чтобы потом уставиться в глаза Девэйда. Поначалу Девэйду не увиделось в этом ничего особенного, но он вздрогнул, лишь стоило ему всмотреться в карие глаза Баланса. В полумраке они казались почти что чёрными, словно глаза Легиона, и в то же время взгляд их был опустошённым, словно взгляд Джека. Почти что мёртвые глаза, и то, что они всё ещё были живыми, выдавал лишь их лихорадочный блеск, кажущийся таким неестественным.
- Даллас... - хрипло протянул Баланс. - Быстро ты лишил меня титула. А... - неожиданно он махнул израненной рукой, чуть поморщившись от боли в старых ранах, - впрочем, вполне обоснованно. Они... они правы. Я действительно долго как Баланс не протяну. Я даже не могу более создать ментальную бомбу, - криво, но совсем слабо ухмыльнулся Баланс и печально покачал головой, словно бы заново осознавая свалившееся на него бессилие.
Девэйд не смог найти, что ответить. Опять он всё сделал не так. Вместо того, чтобы успокоить Баланса, он лишь оттолкнул его от себя, и вряд ли теперь он найдёт слова, способные убедить его в том, что он сделает всё, лишь бы этот кошмар остался у него позади. Лишь бы только пережить эту ночь, последний раз, когда они оба подчиняются кому бы то ни было. Дальше - только свобода. Вот только... способен ли это принять Баланс?
- Я знаю, что тебе нужно от меня, - тем временем прододжил Баланс, и в тот же момент обе его руки вцепились в подол его туники. - Делай, что должен. Ну же, чего ты ждёшь? Делай и просто оставь меня.
Сказав это, Баланс уже начал было задирать свою тунику отработанным движением и приподниматься, - но Девэйд прекрасно понимал: это не искреннее желание. Он действует так просто потому, что чувствует, что должен действовать так и никак иначе, отдаёт себя своему новому господину. Но Девэйд его хозяином быть вовсе не хотел. Он - кто угодно: друг, поддержка, тот, кому всегда можно выплакаться... Какие угодно отношения, кроме отношений собственника и собственности.
- Стой! - выпалил Девэйд, заставив Баланса вздрогнуть и отпустить подол туники. - Я вижу, что ты этого не хочешь. И я не собираюсь тебя заставлять.
В глазах Баланса на мгновение промелькнула тень удивления, впрочем, исчезнувшая столь же быстро, сколь и возникшая. Но Девэйду этого было более чем достаточно. Итак, уже первая эмоция, уже взгляд не такой пустой, как минуту назад. Хоть немного расшевелить Баланса ему удалось. Оставалось лишь одно - продолжать в том же духе.
- Да. Я действительно не собираюсь тебя заставлять. Я понимаю, что тебе это может быть больно и отвратительно. Поверь, я прекрасно понимаю твою боль и...
- Ничего ты не понимаешь, - тихо, но достаточно твёрдо произнёс Баланс, опустив голову.
Услышав это, Девэйд даже замер. В голосе Баланса звучали стальные нотки - крайне не свойственная ему эмоция, даже в таком состоянии. Было видно, что слова Девэйда почему-то задели его за живое. Больше всего Девэйд надеялся, что он не усугубил его состояние, равно как и не сделал ему хуже. Не переставая укорять себя, он сидел спокойно, будучи даже не в силах посмотреть Балансу в глаза, - и слушал, как тот, наконец, пересилив себя, изливает ему свою боль.
- Ты был Хранителем, я знаю. Я сам лично спас тебя от этой участи. Но лучше одиночество чем то, что случилось со мной. Они заманили меня сюда, не сказав, чья это свадьба, и молчали они до последнего. А затем они просто споили меня, знали, что рассудок, помутнённый алкоголем, никогда не смог бы дать мне хоть один шанс защититься. Очнулся я уже связанный в их постели. Они изнасиловали меня с двух сторон, издеваясь и заставляя унижаться. Им нравилось смотреть, как я плачу от унижения, а в конечном итоге - теряю сознание. А потом... потом они сказали, что решили оставить меня на весь свой медовый месяц. Они лишили меня даже любимой... а, впрочем, какая она любимая, - махнул рукой Баланс. - Изменяла мне направо и налево, пока в конечном итоге не нарвалась на Йоханана. Тем не менее, я хотел с ней быть, но они не дали мне этого. Под невинным предлогом Легион вывел меня из спальни, а всё лишь для того, чтобы надругаться надо мной опять. А потом он обвинил в этом меня перед Йохананом. Сказал, что я сам этого хотел, и после этого... после...
На мгновение Баланс замолчал. Было видно, что ему тяжело бороться с душившими его эмоциями, и Девэйд прекрасно понимал это. Он был готов ждать сколько угодно, столько, сколько бы ни потребовалось Балансу, чтобы вновь обрести над собой контроль. Однако сделать это он смог весьма и весьма быстро.
- Они пытали меня. Они заставляли меня блевать моей собственной кровью, а потом эту кровавую рвоту есть. Они загоняли мне под кожу раскалённые куски железа, не переставая со мной совокупляться. Всякий раз, как я показывал не ту реакцию, какую им хотелось, Йоханан резал меня своим ножом. А Легион... а Легион делал всё, чтобы заставить его кончить без прикосновений. Он дробил мне суставы для того, чтобы потом срастить осколки в неправильном порядке, - минимум один, да будет мешать... Он заставлял мои кости раскалываться и распарывать мне кожу, а потом сращивал их обратно, но не залечивал раны. Я видел, как он после этого изгибает мою ногу в разные стороны, и всё - со своей ухмылкой... Порой мне просто хотелось отрубить себе ноги, лишь бы не чувствовать этой боли. Тем не менее, внешне они целы, ни переломов, ничего такого... Так, пара осколков собственных костей в суставах, несколько порванных мышц, которые они решили не сращивать, и раны. Я не знаю, как я не сошёл с ума от этого всего...
Высказавшись, Баланс снова замолчал и пристально посмотрел на Девэйда. Вот только теперь в его глазах не было той странной, жуткой пустоты, с которой он смотрел прежде. Теперь там отчётливо читалась обречённость - невероятная, просто чудовищная, полное принятие того, что с ним случилось, как должное и заслуженное. Он явно не раз прокручивал это у себя в голове, ожидая лишь того, кому можно было выговориться. Дождался. Вот только, судя по всему, он этому явно был не рад.
- Хотя зачем я говорю это... - протянул он. - Делай то, что должен. Тебе всегда было наплевать.
Девэйд ожидал было, что сейчас Баланс вновь попытается снять с себя тунику, но в этот раз он сидел неподвижно. И в этот раз случилось совсем наоборот - Баланс задел Девэйда за живое. Он не догадывается о его чувствах. Он даже вряд ли знает, что они вообще есть, - для него Девэйд ранее был лишь своего рода способом достижения цели, как бы жестоко это ни звучало. Тем, чьё предназначение заключалось только в том, чтобы ему, Балансу, в чём бы то ни было вовремя помочь. А теперь он для него - новый мучитель. И с этим представлением о себе Девэйд мириться совершенно не собирался.
- Нет, - как можно твёрже сказал он. - Ты неправ. Мне никогда не было наплевать на тебя.
Баланс ничего не ответил, но в его глазах на мгновение промелькнуло нечто, похожее на заинтересованность. Значит ли, что ему тоже не всё равно? Хотелось бы в это верить. Тем не менее, курс был явно задан верно, оставалось лишь закрепить успех. Глядя прямо в глаза Баланса, Девэйд продолжил:
- Даллас, я понимаю, что я могу отпугнуть тебя, равно как и показаться ненормальным... хотя да, наверное, после всего, что со мной было, я точно сумасшедший... но прошу тебя, выслушай меня. Мне действительно никогда не было наплевать на то, что происходит с тобой. Больше всего я хотел одного, - чтобы тебе было хорошо, вне зависимости от того, принимаю я в этом участие или нет. Мне жаль, что я ушёл со свадьбы, хотя я и понимаю, что я ничем не смог бы предотвратить то, что случилось, - меня бы просто убрали с дороги. Но верь мне... мне действительно очень больно знать, что с тобой такое произошло, и я готов на всё, чтобы это исправить. Честно... я просто хочу быть частью твоей жизни, Даллас. Хочу просто знать, что ты рядом, что ты счастлив, даже если ты счастлив и не со мной. Я... я уже давно не был в твоём мире в полном понимании этого слова. Одна моя часть скиталась по нему неприкаянной, другая - гнила в своей реальности. Я хотел бы пойти с тобой. Всё, что мне нужно, - это знание о том, что ты счастлив. Я на самом деле восхищаюсь тобой, Даллас. Для меня ты - в некотором роде идеал, недостижимая цель, которую я просто не заслуживаю. Всё, что ты делаешь... всё, что ты уже сделал, без сомнения, важно, но для меня важнее то, кто ты, а не что ты такое, равно как и твои деяния. Ты важен для меня сам по себе. Нет... пожалуй, "важен" - не самое подходящее слово. Это действительно нечто большее, как бы я этого ни отрицал. Пожалуй, для меня это и есть то, ради чего стоит жить и так или иначе двигаться дальше. Я... я просто люблю тебя, Даллас.

URL
2017-08-09 в 09:33 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Всю сбивчивую речь Девэйда Баланс прослушал с совершенно бесстрастным лицом. Ни одна искра не блеснула в его глазах, ни одна мышца не дрогнула на его лице. Однако для Девэйда это было ожидаемо. Он понимал, что вполне себе заслужил и равнодушие, и неприятие. Зря, очень зря он в принципе всё это затеял. Следовало торговаться с Легионом и дальше, возможно, найти какой-то ещё способ убедить его отпустить Баланса... но этот шаг был ошибкой. Последней попыткой, за которой нет возврата. И Девэйд потратил её впустую, лишь отпугнув от себя, но никак не воодушевив.
- Такая вот история, - грустно усмехнулся он и подался чуть вперёд. - А теперь ты имеешь полное право на то, чтобы дать мне за это по морде.
Девэйд подался чуть вперёд и закрыл глаза, ожидая заслуженного удара. Но буквально в тот же момент он ощутил то, что заставило его вздрогнуть. Еле ощутимо, самыми кончиками своих кажущимися ледяными пальцев, Баланс коснулся его виска и осторожно провёл своей дрожащей рукой до подбородка. Это прикосновение было одновременно таким нерешительным и нежным, что Девэйд невольно вздрогнул. Его собственная рука машинально дёрнулась, чтобы коснуться Баланса, но в тот же миг он смог обрести над собой контроль. Баланс и без того сделал огромное усилие над собой, решившись на этот жест. Не следовало пока что его пугать.
- Я не хочу бить тебя, - неожиданно протянул Баланс. - Я хочу тебя обнять. Можно?
В ответ на это Девэйд лишь кивнул, пододвигаясь к нему. И в тот же миг, лишь стоило ему сесть поближе, Баланс прижал его к себе так крепко, как только мог, так, что Девэйду оставалось лишь удивляться, откуда у него взялись на это силы. Но оставлять это просто так он не собирался. Ему хотелось как минимум отплатить Балансу тем же. Он сам не понимал до конца, что именно делает, - собственное тело словно бы начало жить отдельно от него самого. Руки Девэйда в тот же миг крепко обхватили Баланса и прижали его к телу. Невольно Девэйд ощутил биение его сердца и даже отчасти пожалел, что его сердце не бьётся с сердцем Баланса в унисон. Ему казалось, он может так сидеть вечно, - просто обнимая Баланса, чувствуя, как его руки нежно поглаживают его по спине, равно как и ощущая тепло его тела. Пожалуй, ничего такого ему не доводилось переживать никогда.
Но Баланс явно не намеревался сидеть просто так. Его руки то и дело спускались ниже и ниже, словно бы невзначай касаясь ремня Девэйда и фактически приподнимая его рубаху. Баланс явно был не против того, чтобы этот вечер всё-таки перерос в полноценную брачную ночь. И потому Девэйд ни капли не удивился и не обиделся, когда Баланс отстранился от него - лишь для того, чтобы положить ему обе руки на колени. Легко, но настойчиво Баланс надавил на одну ногу, словно бы веля Девэйду раздвинуть их немного пошире. Девэйду ничего не оставалось, кроме как подчиниться его немой просьбе. И, чувствуя, как Баланс гладит его внутреннюю сторону бёдер, Девэйд не смог сдержать довольной улыбки.
- Джеймс... - обратился Баланс к Девэйду по имени, невольно заставив его вздрогнуть, - то ли от этого, то ли от своих действий. - Я... я согласен.
Машинально Девэйд положил свои ладони на одну из рук Баланса и нежно, но крепко сжал её. Он был абсолютно готов к тому, что Баланс может захотеть выдернуть свою руку из его хватки, так или иначе смутиться, - но он ошибался на его счёт. Всё так же, одними лишь кончиками пальцев, Баланс погладил ладонь Девэйда - лишь для того, чтобы потом осторожно подвинуть и повернуть руку и осторожно просунуть собственные пальцы между пальцев Девэйда. Пальцы Баланса были чудовищно холодными, рука всё ещё мелко тряслась, но большего Девэйд сейчас просто требовать не мог. Да и столь незначительные мелочи сейчас отошли для него на второй план. Самое главное - то, что более Баланс не видит в нём врага и насильника. Равно как и своего нового господина. Их отношения теперь - на равных.
- Зови Девэйдом, - отмахнулся от него Девэйд, вспомнив, что сказал ему Баланс ранее. - Так привычнее.
В ответ Баланс лишь кивнул и машинально подался чуть вперёд, прекратив поглаживать ногу Девэйда. Он был готов поклясться в том, что... как ни парадоксально, но эти несколько минут смогли если не поставить его на ноги и оживить, то точно дать небольшую причину на то, чтобы жить дальше. Теперь ему и самому было интересно, как далеко они с Девэйдом могут зайти. Он забыл фактически про всё: собственное унижение последних нескольких дней, боль в израненных ногах, даже ещё недавно так напрягавший его факт, что Легион присматривает за ними, стоя у двери спальни, - всё отошло на второй план. Он схватился свободной рукой за жилетку Девэйда, вечно небрежно наброшенную поверх его тёмной, но выцветшей рубахи, - отчасти дань памяти о том, как некогда одевалась ведущая часть его души, - и потянул её на себя, заставив Девэйда податься вперёд. Теперь они были так близко, что Баланс мог прекрасно ощутить своей кожей его тёплое дыхание, так сильно отличающееся от дыхания Легиона. Такое... человечное.
- Ты точно хочешь этого? - как можно более серьёзно спросил Девэйд, понимая, что Баланс может действовать так из-за страха, равно как и желая поскорее избавиться от него. Но в этот раз он не видел на лице Баланса ни капли рабской покорности, равно как и страха. Даже наоборот - теперь Баланс смотрел на него с любопытством и почти что... оживлением. Почти что тот самый, фактически родной Девэйду взгляд.
Выпустив жилетку Девэйда и надавив ему в ответ на затылок, заставив податься вперёд ещё сильнее, Баланс лишь уверенно кивнул, - но этого Девэйду оказалось более чем достаточно. Теперь он не сомневался в том, что Баланс действительно хочет того, чтобы их брачная ночь состоялась в полном на то понимании этого слова. Но более Девэйд ни о чём просто не мог думать. В тот же миг Баланс осторожно коснулся своими губами губ Девэйда и замер, слегка приоткрыв рот.
- Чёрт подери... - прошептал ему Девэйд. - Даллас, прости, но как минимум с одной моей стороны ты у меня будешь первым. Извини, если что не так...
Но Баланс не дал закончить ему свою мысль. К нему уже отчасти вернулось собственное любопытство, которое в своё время и привело его в первый раз на Поиски. Он мог лишь гадать, куда оно заведёт его в этот раз, но в то же время он был уверен в двух вещах. В том, что это будет то, чего он хотел, и в том, что этим они так или иначе утрут Легиону, верящему в то, что у него получится заставить их заняться сексом только из-под палки, нос. Одна лишь эта мысль о такой своего рода маленькой расплате заставила Баланса довольно ухмыльнуться - но лишь на мгновение. Более он выжидать не собирался. И в тот же миг он как можно крепче прижал Девэйда к себе - лишь для того, чтобы впиться в его губы своими.
В этот момент Девэйд вынужден был признать: если у него и имелись познания о том, как целоваться, то крайне и крайне скудные. Фактически, обе его части никакого опыта в подобном просто не имели, так что всё, что он мог сейчас, - это опираться на собственные инстинкты. Лишь собственной уверенности ради он сжал покрепче руку Баланса, а свободной рукой вновь приобнял его, чувствуя, как его язык мягко, но уверенно скользит в его рту, словно бы желая обвиться вокруг его собственного языка, сплестись с ним в узел. Однако Девэйд даже с высоты своего скудного опыта не мог не отметить машинально того, что это больше напоминало оральные ласки, чем поцелуй. За эти несколько дней Баланс явно привык... к другому.
"Я заставлю его забыть это, обещаю..." - подумал Девэйд, уже начиная отвечать на поцелуй. То и дело он просто останавливал своим языком язык Баланса, когда он вновь заходил слишком далеко, забывая, что пока что это просто поцелуй. Он чувствовал на своём лице его дыхание, всё ещё рваное и прерывистое, и одно лишь это ощущение заставляло его двигать языком активнее, равно как и как можно крепче сжимать руку Баланса в своей хватке. Пожалуй, он был вынужден признать перед собой: он получил гораздо больше, чем хотел. И сейчас, чувствуя в своём рту чужой тёплый язык, язык того, кто ещё недавно казался ему недостижимым идеалом, а теперь всецело принадлежал ему, Девэйд был готов на всё, чтобы растянуть это мгновение.
А Баланс, казалось, совсем забыл то, что пережил за последние несколько дней. И действительно, в этот раз имело значение только настоящее. Высвободив свою руку из хватки Девэйда, он обеими руками, не прерывая поцелуя, принялся снимать с него жилетку. Резким, решительным движением он дёрнул её вниз, невольно заставив Девэйда опустить и завести за спину руки. И Девэйд был совершенно не против таких действий Баланса. Убедившись, что жилетка соскользнула с его рук, он, не глядя, поднял её - лишь для того, чтобы уверенным движением отшвырнуть её куда-то в сторону. И, едва лишь сделав это, Девэйд тут же отслонился назад от губ Баланса и машинально облизнулся. Он всё ещё чувствовал на себе прикосновения и движения его языка, равно как и лёгкий привкус посторонней слюны - в данном случае, всё ещё смешанной с кровью... И это чувство не могло вызвать у него лёгкой, хотя и быстро прошедшей жалости.
- Девэйд... - тихо сказал Баланс. - Сними с меня тунику.

URL
2017-08-10 в 20:01 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Услышав эту просьбу, Девэйд невольно улыбнулся. Да, действительно, вдвоём они заходят всё дальше и дальше, - но более это не пугало его. Он уже было потянулся к подолу туники Баланса, но в тот же миг вовремя остановил себя. Только сейчас его взгляд упал на ту единственную деталь внешности Баланса, которая ему совершенно не нравилась, - его украшения. Браслеты, цепочки, кольца, всё не по размеру и всё такое нарочито роскошное, напыщенное... Девэйду казалось, что ни одно из этих украшений Балансу совершенно не идёт. В его глазах он был красив и без этого варварского великолепия. И потому он решил тут же привести Баланса в тот вид, который, как ему казалось, шёл ему гораздо больше этой нарочитой роскошности.
- Слушай, Даллас... Тебе вообще нравятся эти украшения? Может, я сначала сниму их?
Девэйд был готов к тому, что Баланс вполне может и не захотеть снимать их по тем или иным причинам. Судя по тому, как крепко он сжимал руки в кулаках, чтобы с его пальцев не соскользнули кольца, причины на то, чтобы не снимать их, у него так или иначе были. А промелькнувшая в его глазах искра страха лишь усилила уверенность в этом.
- А Легион не будет против? - поинтересовался Баланс, но в тот же миг его пальцы разжались. По правде говоря, все эти украшения мешали ему, и сильно. Он давно хотел снять их сам, но он боялся. Боялся и Легиона, которому это могло бы не понравиться, и того, как он сам себя почувствует, оставшись без них, в одной тунике с дырой на груди. Украшения создавали ему хоть какую-то иллюзию защиты. Но в этот раз ради Девэйда он готов был перешагнуть через свои страхи.
- К чёрту Легиона, - прошептал Девэйд, снова осторожно коснувшись губ Баланса своими. - Это наша ночь. Мы делаем то, что хотим. Мне абсолютно наплевать, что он подумает, скажет или сделает... его здесь вообще не должно было быть. Но раз уж он решил остаться, - давай сделаем так, чтобы он пожалел об этом?
Баланс в ответ на это смог лишь довольно кивнуть, но от взгляда Девэйда не ускользнуло искреннее удовольствие, тень которого на мгновение возникла на лице Баланса. Баланс колебался ровно мгновение, словно бы что-то могло всё ещё заставить его усомниться в принятом им же самим решении, - но заминка эта закончилась едва ли не сразу, как началась. Уверенным движением Баланс протянул Девэйду обе своих руки, чувствуя, как с его пальцев соскальзывают кольца. Все, кроме обручального.
- Обручальное не снимается, - решил сразу предупредить Девэйда Баланс, но, лишь заметив его настороженный взгляд, тут же продолжил: - Нет-нет, не подумай, оно не жмёт, мне не больно... Просто его нельзя снять, сидит как вторая кожа, честно.
- Да я понимаю, - усмехнулся Девэйд и тут же поднял собственную правую руку, кольцо на которой тускло блеснуло, поймав свет какой-то свечи. - Моё тоже не снимается, - да, Легион знает в этом толк... Ну да и чёрт бы с ним был, я бы и не сказал, что я сильно против. А ты?
Уверенно, но почти незаметно покачав головой, Баланс слегка приподнял голову - лишь для того, чтобы лучше видеть, как Девэйд снимает кольца с его пальцев. Он буквально срывал их, действуя одновременно резко и осторожно, желая не навредить. Девэйду и в самом деле не терпелось избавить Баланса от этих предметов варварской роскоши, так нравящейся Легиону, и потому он, убедившись, что снял последнее кольцо, просто сгрёб их в кулак - и осторожно разжал руку у края кровати, заставив кольца с тихим, но кажущимся в ночи просто оглушительным звоном упасть на мраморный пол. Но Девэйда в тот момент этот звук волновал меньше всего. Осторожно приподняв одной рукой кисть Баланса, он взялся другой за массивный золотой браслет и потянул его на себя, машинально отметив его тяжесть и пожалев Баланса за то, что ему пришлось таскать его изрядное время. Медленно, убедившись, что Баланс сжал и вытянул пальцы, Девэйд снял с него браслет и тоже отшвырнул его куда-то в сторону, на сей раз - более резко, чем кольца. Та же участь постигла и второй браслет, сделанный из серебра и украшенный гравировкой, изображающей некое побоище со странным созданием, явно не присущим ни одному из этих миров. И, не дожидаясь реакции Баланса, Девэйд осторожно стянул и сидящие на его плечах массивные, но бывшие уже тех, что были на запястьях, браслеты, придерживающие рукава его туники.
- Наклонись на секунду... - коротко велел Девэйд Балансу. Дождавшись, пока он опустит голову, Девэйд тут же вцепился во многочисленные цепи и цепочки, висящие на его шее. Кулоны, медальоны, просто золотые и серебряные нити, так любимые Легионом даже во времена его молодости... Тем не менее, Девэйд не собирался тратить время на то, чтобы снимать их все по отдельности. Он и без того жалел о том, что то время, что он мог бы уделить Балансу, он растратил на то, чтобы избавиться от следов того, что некогда он принадлежал Легиону и его супругу. Взявшись за цепочки и убедившись, что он не пропустил ни одной, Девэйд буквально сдёрнул их с шеи Баланса и, убедившись, что он не разорвал ненароком ни одну, - всё же, меньше всего ему хотелось конфликтовать в такой момент с Легионом даже по столь ничтожному поводу! - он отбросил в сторону и их.
- Больше ничего нет? - спросил он у Баланса, и в тот же миг Баланс сел по-другому, вытянув вперёд обе израненные ноги. На одной из них тускло блеснул золотой браслет.
- Только это. Если честно, мешает невероятно, и я был бы рад, сними ты и его.
Однако Девэйд понял его и без этого. Он видел, что тонкая цепочка то и дело соскальзывала на ступню, впиваясь в неё при ходьбе, а маленький шарик на её застёжке был весьма ощутимым и тяжёлым. В полутьме застёжку найти было непросто, пальцы Девэйда то и дело соскальзывали, и про себя он проклинал это странное желание Легиона приукрасить свою бывшую игрушку так, как он сам же и счёл подобающим. С огромным трудом ему удалось найти еле заметную застёжку и начать развинчивать её. Секунды длились ужасающе долго, в какой-то момент Девэйду начало казаться, что браслет на самом деле не развинчивается, - но стоило ему лишь подумать об этом, как тут же раздался лёгкий щелчок. Браслет был у Девэйда в руках. Посмотрев на своего супруга с благодарностью, Баланс снова уселся, подобрав под себя ноги.
- Теперь ты снимешь с меня тунику? - поинтересовался Баланс, лишь стоило Девэйду бросить на пол и браслет.
- Конечно, - ответил ему Девэйд. - Приподнимись...
Баланс быстро кивнул и в тот же миг приподнялся, давая Девэйду возможность ухватиться за подол его туники. По правде говоря, Девэйд делал это с огромной неохотой, - он понимал, что Балансу может и не понравиться заново почувствовать себя обнажённым, что он и так слишком долго пробыл без одежды... Но в то же время он невероятно ценил этот жест Баланса. Он искренне, после всего пережитого, решил во всех смыслах открыться перед ним. И Девэйд просто не мог не принять его дара.
Он невольно поймал себя на мысли о том, что всё-таки фантазии о том, чтобы увидеть Баланса без одежды, - пусть даже и просто с голым торсом, - у него всё-таки были. Другое дело, что эти мысли носили скорее эстетический, чем эротический характер. Даже несмотря на то, что Баланс всегда предпочитал носить весьма широкую футболку и наброшенный поверх неё плащ, за которым его фигуру разглядеть было просто невозможно, Девэйд мог прекрасно догадаться, что, скорее всего, хоть Балансу и далеко до Легиона, но для своего возраста сложен он весьма и весьма неплохо. Прекрасно скрыл его тело в своё время и тот самый свадебный костюм, который у него явно Легион и отобрал, прежде чем на пару с Джеком надругаться над ним в первый раз. И вот теперь эта висящая на нём мешком туника с дырой в груди, скрывающая абсолютно всё.
Прекрасно понимая, что полностью отдавать себе и своим действиям отчёт он сейчас не в состоянии, Девэйд схватился за подол туники и, дождавшись, пока Баланс покорно вытянет руки над головой, решительно сорвал её через голову. Не заботясь даже о том, чтобы вывернуть тунику с изнанки, Девэйд отшвырнул её куда-то к ногам кровати - и принялся жадно разглядывать Баланса, сидевшего перед ним.
Да, даже раны и синяки, коими было усеяно всё тело Баланса, не смогли затмить его красоты для Девэйда. На его теле, казалось, не было ни грамма жира - одни мышцы, даже несмотря на то, что Баланс был несколько худощав, - то ли сам по себе, то ли от недоедания. Девэйд посмотрел на пульсирующую жилку на его шее, на изящные выступающие ключицы, на грудь... И в тот же миг его взгляд наткнулся на серьгу в его соске.
- Это... - протянул Девэйд, почему-то решив на всякий случай допустить и такой вариант, что этот прокол мог быть у Баланса и до того, как началась эта вакханалия. Но Баланс лишь грустно отмахнулся:
- Подарок Легиона. Не снимается, как бы я ни хотел. Не знаю, что он сделал, - то ли приварил шарик к штанге, то ли оно просто закручено намертво... Лучше даже не пытайся, - поспешно добавил Баланс, увидев, что Девэйд потянулся к серёжке с явным намерением её снять. - Жутко больно, он мне его прямо этой серьгой и пробил и...
Но он сказал это явно слишком поздно. Рука Девэйда уже осторожно коснулась пробитого соска Баланса, - но в тот же миг Девэйд пожалел о своей наглости. В тот же миг Баланс дёрнулся, словно бы его ударило током, а в его глазах промелькнуло нечто, больше всего похожее на удивление. Только сейчас Девэйд понял, что он невольно пересёк грань, сделал то, чего Баланс явно не хотел. Несмотря на то, что пока что Девэйд был ведущим партнёром, он совершенно не хотел делать чего бы то ни было, чего не хотелось Балансу. Не переставая укорять себя за своё нахальство, он попытался извиниться:
- Тебе больно? Прости, я в самом деле случайно, я тебя просто не расслышал...
- Нет-нет, - неожиданно перебил его Баланс. - Видимо... он знал об этом, поэтому так и сделал. Ты знаешь, он такой чувствительный стал после прокола... Только пожалуйста, осторожнее, хорошо?
В ответ Девэйд лишь кивнул. Балансу не было необходимости просить его быть осторожным, - он и так бы ни за что не причинил ему вреда. Тем не менее, он прекрасно знал, что сделает. Вновь обхватив Баланса обеими руками и чувствуя под своими ладонями его горячую кожу, Девэйд осторожно наклонился и медленно, прекрасно понимая, что эти ощущения могут быть Балансу в новинку и тем и отпугнуть, коснулся своим языком кончика его соска.

URL
2017-08-11 в 00:50 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Тихий, почти что неслышимый стон сорвался с губ Баланса. Он никогда не думал, что это будет ощущаться так по-развратному приятно, равно как и то, что ноющая боль в самой свежей из его ран сейчас отойдёт на второй план. Он чувствовал, как Девэйд ласкает его сосок уже не только языком, но и губами, словно бы целуя его и то и дело касаясь золотой штанги и почти что неощутимо приподнимая её, что вызывало приятную дрожь во всём теле. Машинально он взял Девэйда за руку и положил её себе на грудь, безмолвно веля ему начинать ласкать и второй ему сосок. И Девэйду ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Он осторожно водил пальцами по его ареоле, - лишь для того, чтобы затем почти что неощутимо царапнуть его заострённый, напряжённый от возбуждения кончик.
По правде говоря, Девэйд не имел никакого представления о том, как такое делается, - ни практическое, ни даже теоретическое. Всё, что он мог, - это полагаться на собственные инстинкты, действуя с Балансом исключительно так, как он хотел, чтобы действовали с ним... попади он, конечно же, в такую же ситуацию. Он продолжил облизывать и посасывать его сосок, изредка даже слегка его прикусывая, - не слишком сильно, скорее, больше отрезвляюще, чем больно. А руку свою Девэйд держать в районе груди Баланса явно долго не собирался. В последний раз проведя двумя пальцами по ареоле, он тут же опустил руку вниз и, мало отдавая себе отчёт, равно как и не думая, пожалеет он об этом или нет, мягко обхватил наполовину возбуждённый член Баланса. Своей ладонью Девэйд прекрасно чувствовал и выступающие на нём вены, и тепло от его кожи... но в тот момент ничего другого ему просто не было нужно. Совсем легко, почти неощутимо, он провёл рукой вверх-вниз по стволу в первый раз, обхватил головку, и, продолжая облизывать сосок, отчасти замер, ожидая реакции.
И она не заставила себя долго ждать. Балансу, по правде говоря, никогда не приходилось переживать такого, - чтобы его ласкали с любовью, а не с желанием лишь довести до физического оргазма. Он уже думал, что подобные действия у него отныне будут ассоциироваться лишь с тем, что проделали с ним Йоханан и Легион, - но он невероятно ошибался. К собственному, как он сейчас понимал, большому счастью.
Рука Баланса в тот же момент мягко, но настойчиво надавила на затылок Девэйда, немо веля ему продолжать свои ласки. И, лишь толькь снова ощутив, как Девэйд посасывает его сосок, Баланс даже запрокинул голову, тяжело дыша, - но лишь на мгновение. Ему совершенно не хотелось отстраняться от Девэйда. Даже наоборот - от страха перед ним не осталось и следа, и теперь Баланс хотел узнать его как можно ближе... равно как и быть с ним так близко, как это только было бы возможно. Взяв себя в руки и отдышавшись, Баланс запустил пальцы в волосы Девэйда, машинально отметив, что они совершенно отличались от жёстких и толстых волос Легиона, - а затем - уткнулся в них лицом. Густые, роскошные, длинные, ниже плеч волосы, пахнущие чем-то, больше всего напоминающим что-то сладкое, такой непривычный для этой реальности запах... Баланс мог лишь наслаждаться им, прекрасно понимая, что уже совсем скоро он станет ему роднее родного.
Чувствуя на себе прикосновения Баланса, Девэйд понимал, что сейчас от него требовалось одно: выложиться по полной. Он продолжал водить рукой по члену Баланса, ощущая, как к нему с каждой секундой приливает кровь, и он становится всё теплее и твёрже. Девэйд мог лишь надеяться на то, что он всё делает правильно, равно как и на то, что его неумелых действий будет достаточно для того, чтобы Баланс прочувствовал его любовь. Смахнув с головки члена Баланса первую, совсем крошечную каплю предсемени, Девэйд двумя пальцами провёл по его горячим яичкам - лишь для того, чтобы потом снова вернуться к ласкам его члена. По правде говоря, Девэйд никогда не думал о том, что удовольствие, которое он будет доставлять кому бы то ни было, будет способно доставить удовольствие и ему самому. Но факт оставался фактом.
Девэйд не знал, сколько времени они с Балансом уже так провели, сколько времени он неспешно поигрывал языком со штангой в его соске, то и дело этот самый сосок целуя и водя рукой по его члену, стараясь его сильно не сдавливать. Он был готов сидеть так, уткнувшись в его грудь и чувствуя на себе его дыхание, по меньше мере, вечность. Но тут неожиданно Баланс осторожно провёл рукой по волосам Девэйда и тихо сказал:
- Девэйд... мне на самом деле уже хочется... большего. Только вот...
Девэйд моментально отстранился от груди Баланса. Да, действительнь, он слишком увлёкся тем, что делал с ним. Доставлять удовольствие объекту своего обожания ему определённо пришлось по душе. Большего ему действительно было совершенно не нужно, он вполне мог бы справиться с собственной похотью... вот только теперь, когда сам Баланс сказал, что желает продолжения этой ночи, отступать было бы глупым и опрометчивым шагом. Но чего он хотел ещё?
- Что-то случилось? - поинтересовался Девэйд, на всякий случай убирая руку от его промежности.
В ответ на это Баланс подался вперёд, легко коснувшись большого, но потрёпанного отворота сапога Девэйда:
- Да нет, ничего такого. Просто... может, ты хотя бы разуешься?
Услышав это, Девэйд чуть было не хлопнул себя по лбу, осознавая, как же по-дурацки он сейчас выглядит. В отличие от полностью раздетого и готового к продолжению брачной ночи Баланса, Девэйд был во всей одежде. Всё, что он позволил себе, - это дать Балансу снять с себя жилетку. Он даже не снял с себя сапоги, взобравшись в обуви на чистую, да ещё и чужую, кровать. Но... по правде говоря, Девэйд раздеваться совершенно не хотел. Он понимал, что просто застесняется, - что Баланса, что себя самого, что даже присматривающего за ними издалека Легиона. И потому он решил отвертеться от этой унизительной, как ему казалось, процедуры:
- Можно, я не буду раздеваться? На самом деле, я не привык и... всё такое... - по-быстрому свернул свои оправдания Девэйд, понимая, что более ему просто нечего сказать. Однако в тот же момент он понял, что снова ляпнул что-то не то. В глазах Баланса на мгновение появилась та самая, совершенно не свойственная ему пустота, - взгляд, который Девэйд меньше всего хотел видеть, и который он так старался изменить.
- Йоханан тоже не любил раздеваться, - со странными, но уже прежде звучавшими в его голосе стальными нотками сказал Баланс. - Да и Легион не особый любитель этого.
- Я тебя понял, - тяжело вздохнул Девэйд, разворачиваясь на кровати, свешивая с неё ноги и начиная стаскивать с себя сапоги. Он понимал, что невольно он только что напомнил Балансу о том, о чём ему вспоминать совершенно не хотелось. Поставил себя в один ряд с его мучителями, - пусть даже и всего лишь одной привычкой. По правде говоря, Девэйду раздеваться совершенно не хотелось. Он просто не привык обнажаться, и даже в те далёкие времена, когда он был намного моложе, а Легион, его лучший друг, всё ещё был человеком, Девэйд предпочитал не вести себя так, даже засыпая в одежде. Сейчас он чувствовал себя так, словно бы перешагивает через себя самого. Но в то же время...
- Подожди секунду, Даллас, - обратился к своему супругу Девэйд, фактически моментально выскальзывая за задёрнутую вуаль.
В то же время, возможно, оно было и к лучшему. Девэйд понимал одну вещь: если кто-то и увидит его обнажённым, то это будет только Баланс. У которого он, несмотря на всё пережитое или даже вопреки ему, будет первым. Его любимая, как он понял из его короткой исповеди, не ставила его ни во что, изменяя ему направо и налево. А то, что с ним делали Джек и Легион, можно было назвать по-разному. Пытки, истязания, издевательства, унижение... Что угодно, кроме проявления истинной любви. И в то же время Девэйд понимал, что не только он будет первым у Баланса, - Баланс тоже будет первым у него самого. И осознание этой абсолютной, обоюдной отдачи себя друг другу не могло не пробежать приятной дрожью по телу. Да, пожалуй, оно так было только к лучшему. Развязав свой платок на рукаве и бросив его куда-то на пол, Девэйд на мгновение замешкался - и в тот же миг стал стаскивать свою рубаху через голову.

URL
2017-08-12 в 00:41 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Всё, что мог Баланс, - это сидеть и ждать. Почему-то сейчас он снова почувствовал то самое одиночество, которое было его спутником все эти дни. Только сейчас он полностью понял, что теперь он полностью зависит от Девэйда. Что ему не хотелось, чтобы он в принципе покидал его. Больше всего Баланс хотел его окликнуть, сказать, что он хочет, чтобы Девэйд разделся при нём, - но в то же время он понимал, что сейчас он затребовал от своего супруга и без того слишком многое. По правде говоря, Баланс жалел о своей резкости. Пожалуй, возможнь стоило позволить ему остаться в одежде, как он того и хотел, - но Баланс понимал, что всё-таки это невольно вызовет у него ассоциацию с Джеком и Легионом. А ему меньше всего хотелось, чтобы в такой момент ему о них что бы то ни было напоминало.
Сев поудобнее, Баланс попытался было попытаться приглядеться и рассмотреть что-то за плотной вуалью, - но в тот же миг отбросил эту попытку за её тщетностью. Более того, у него опять начали болеть ноги. Чуть поморщившись и сев так, как он сидел ранее, Баланс снова уставился вникуда, стараясь думать обо всём, о чём угодно. Что им делать после этой ночи? Куда пойти? Баланс был готов взять Девэйда в свою реальность, вот только... отпустит ли его Легион, видящий в нём гарант своего бессмертия? Или же... им придётся остаться тут навеки, или, что хуже, расстаться и видеться едва ли не так часто, как видятся Йоханан и Легион? Множество вопросов, ответа на который пока что просто не существовало.
Лёгкий шорох вуали выдернул Баланса из его тревожных мыслей. Всеми силами Баланс попытался отвлечься от того, что терзало его ещё какие-то секунды назад, - и пристально уставился на стоящего перед ним Девэйда, совершенно обнажённого.
- Ну, как я тебе? - хмыкнул Девэйд, от чьего внимания не укрылся пристальный, внимательный направленный на него взгляд Баланса.
Баланс в действительности не мог отвести от Девэйда своего восторженного взгляда. Казалось, ни тяжёлая жизнь, ни долгие годы заточения не наложили на него совершенно никакого отпечатка. Лениво перекатывающиеся под кожей мускулы того, кто явно привык к труду, чуть тронутая загаром кожа, роскошные, длинные, ниже плеч, волосы, бывшие некогда русыми, но сейчас - практически выгоревшие... всё это казалось Балансу по меньшей мере красивым. Однако в то же время взгляд его натыкался на множество деталей, которые немо свидетельствовали лишь о части тягот, выпавших только на одну сторону Девэйда. Весь подбородок покрыт сеткой шрамов, которые одна из его частей некогда скрывала за бородой, ныне сбритой, след на локтевом сгибе, будто бы Девэйд пытался вскрыть вены... А, вглядевшись в его глаза, Баланс почувствовал, как ему стало холодно от одного их вида и взгляда. Тяжёлый, мёртвый взгляд, присущий только Хранителям, - печать проклятия бессмертия. А ещё, как отметил Баланс, он, объединив две души в одном теле, невольно наградил Девэйда секторной гетерохромией. Тут и там на обеих его радужках, некогда серых, проступали светло-зелёные пятна. Необычное, но совершенно не отталкивающее зрелище.
- Красивые у тебя глаза... - протянул Баланс, машинально вытянув вперёд правую руку. - И... волосы...
Девэйд невольно улыбнулся, уже усаживаясь рядом с Балансом, - от одного лишь звучания его робких комплиментов. Как будто Баланс не мог заметить этого ранее! Но заставлять его говорить что бы то ни было другое Девэйд совершенно не хотел. Этого ему было вполне достаточно. Он прекрасно понимал, что пока что Баланс слабо отдаёт себе отчёт, что он сделал лишь крохотный шаг на пути к возвращению из пропасти, куда его чуть было не загнали Джек с Легионом... но то, что он уже выглядел и вёл себя фактически полностью адекватно, хоть и несколько заторможенно, не могло Девэйда не радовать. И Девэйд не собирался в этот раз оставлять его без внимания. Осторожно пододвинувшись к Балансу так, что теперь он снова мог ощущать его дыхание на своём лице, Девэйд мягко обхватил его ладони и положил свои руки ему на колени.
Однако вскоре он понял, что Баланс бездействовать тоже не собирался. Высвободив свои руки из хватки Девэйда, он решительно надавил одной из них ему на затылок, заставив его уткнуться ему, Балансу, в грудь. В тот же миг та же самая рука Баланса начала ерошить ему волосы, периодически гладя их по всей длине и касаясь самыми кончиками пальцев его спины. Это были всё ещё те же самые нерешительные, робкие прикосновения, но Девэйд понимал, что большего ему сейчас просто было не нужно. Ему хватало того, что это с ним делает Баланс... нет, совсем не Баланс. Его Даллас, только его первая и единственная любовь, тот, кого он и ждал все эти годы, и тот, кому он был готов отдать всё, что бы он у него ни попросил. Теперь он его никому и никогда не отдаст, никому не позволит нанести ему какой бы то ни было вред. Только не после всего, что случилось...
Размышляя об этом, Девэйд непроизвольно снова обхватил рукой член Баланса, головка которого уже была совершенно влажной от предсемени. Он водил рукой вверх-вниз по стволу, то и дело останавливаясь, чтобы провести пальцем по выступающим венам... но длилось это крайне недолго. Баланс, по всей видимости, решил, что просто так сидеть и поглаживать Девэйда по спине и волосам было бы просто ничем. Он хотел хоть как-то отблагодарить Девэйда и за то, что он сделал уже, и за то, что ему только предстоит сделать. И потому он сам легко, еле ощутимо коснулся члена Девэйда и, помня о том, что и как с ним самим, Балансом, проделывал Легион, осторожно отодвинул его крайнюю плоть так далеко, как только мог, обнажая его головку. Баланс старался двигаться в такт движениям Девэйда, всецело наслаждаясь этим чувством единения с ним и будучи не в силах сказать ему ни слова. В последний раз погладив Девэйда по волосам, Баланс продолжил ласкать одной рукой его член, а ногтями другой - водить по внутренней стороне его бёдер. И, судя по тому, что Девэйд еле сдерживался, чтобы не издать тихий, но полный похоти стон, тяжело дыша и свободной рукой поглаживая Баланса по спине, пока что Баланс всё делал правильно.
Двигая рукой всё быстрее и быстрее, Девэйд невольно подумал о том, что всё же наконец-то пришла пора дать Легиону возможность увидеть то, чего он так ждёт. Они оба готовы, оба хотят друг друга... идеальнее момента найти было бы вряд ли возможно. И потому Девэйд в тот же миг поднял глаза и, убрав руку от члена Баланса, обеими руками приподнял его голову, уставившись своими серо-зелёными глазами в его карие:
- Даллас... может, уже начнём?
Баланс в ответ лишь медленно кивнул. Впервые за все эти дни он чувствовал, что действительно хочет секса, равно как и ощущал эту странную, никогда прежде ему не знакомую пустоту внутри. Ему действительно хотелось Девэйда, но всё-таки он всё ещё несколько побаивался того, как может себя почувствовать. Но Девэйд не дал ему распробовать это ощущение страха. Кивка Баланса ему вполне хватило в качестве сигнала к тому, что надо действовать. Подавшись чуть вперёд, он осторожно коснулся пальцем ануса Баланса, - и в тот же миг даже замер, вновь не ощущая ничего, кроме смешанного с какой-то совсем ничтожной долей омерзения сочувствием. Кольцо мышц послушно приоткрылось под его напором, а, продвинув палец чуть дальше, Девэйд ощутил, какими же податливыми стали мышцы ануса Баланса. Очередное вечное напоминание ему от Легиона о пережитом.
- Понимаю, - горько усмехнулся Баланс. - Извини, что ты у меня не первый. К слову так... - неожиданно произнёс он, убирая руку Девэйда от своего ануса, - у нас есть смазка?
Девэйд огляделся по сторонам. Только сейчас он понял, что Легион предусмотрел далеко не всё. Или же... это было его очередным подготовленным для них унижением? А, впрочем, гадать особого смысла не было. Ни смазки, ни чего-то ещё, что можно было бы использовать в её качестве, у них нет. Или же... он всё-таки был неправ?
- Смазки нет, - вздохнул Девэйд, но в тот же миг поднял вверх два пальца. - Но... я где-то слышал, что можно обойтись и слюной. Если так, то не оближешь мне пальцы?
В ответ на это Баланс лишь согласно кивнул. То, что у них не было полноценной смазки, не смогло разочаровать его надолго. Прекрасно догадываясь, что для его разработанного ануса хватит и слюны, Баланс наклонился чуть вперёд и принялся старательно облизывать пальцы Девэйда. Он пытался сделать так, чтобы покрыть пальцы слюной, но никак не слизнуть её случайно, хотя и сам понимал, что это до конца невозможно. А Девэйд тем временем явно пытался помочь ему в этом как мог. Медленно, стараясь не причинять Балансу вреда или неприятных ощущений, он двигал пальцами взад-вперёд, чувствуя под ними горячий и скользкий язык Баланса.
Решив, что смочил пальцы достаточно, Баланс отстранился и выжидающе посмотрел на Девэйда. Тот же в очередной раз понял его без слов. Взъерошив Балансу второй рукой его и без того растрёпанные и всё ещё чуть влажные коричневые волосы, Девэйд снова вернулся к ласкам его разработанного ануса. Осторожно, стараясь лишь доставить удовольствие, но никак не навредить, Девэйд продвигал свои пальцы в глубь отверстия, вращая ими и периодически разводя их в разные стороны. Всё это время он периодически посматривал на Баланса, - лишь для того, чтобы сразу же всё прекратить, стоит лишь появиться у него на лице малейшей тени негативной эмоции. Но пока что Баланс смотрел настороженно - но без тени неприятия, страха или боли. И это не могло не воодушевлять.
Сделав последнее движение пальцами, Девэйд тут же извлёк их из ануса Баланса. Убедившись, что кольцо мышц хорошо смазано его же собственной, Баланса, слюной, Девэйд опять уставился Балансу в глаза, прикладывая все усилия к тому, чтобы его мёртвый взгляд выглядел хоть немного теплее.

URL
2017-08-12 в 00:42 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
- Сядь ко мне на колени, - многозначительно произнёс Девэйд, тут же берясь рукой за свой член. Но Баланс понял его намерения в ту же секунду. Снова выпрямившись, он пододвинулся к Девэйду, устроившись над ним так, что их тела теперь едва не соприкасались, а анус Баланса был прямо над членом Девэйда. Осторожно, всё ещё боясь того, как он может себя почувствовать, Баланс принялся осторожно опускаться на член. Лишь ощутив прикосновение его головки к своему анусу, Баланс невольно вздрогнул, - слишком ярко ему в тот момент вспомнилось всё пережитое. Но в то же время он смог взять себя в руки буквально через секунду и понять: надо быть сильнее этого. Теперь он - не собственность. Отныне для кого-то он - целый мир. Размышляя об этом, Баланс решил, что, наверное, медлить не стоит. Сделав глубокий вдох и замерев буквально на секунду, он снова уставился в глаза Девэйда - лишь для того, чтобы в тот же миг резко усесться ему на колени, насадившись на его член.
В тот же миг Баланс пожалел о двух вещах: своей собственной наглости и похотливости и том, что он всё-таки позволил случиться тому, что случилось. Член Девэйда в его анусе ощущался совершенно привычно, не вызывая никакого особого дискомфорта, но Баланса это и не радовало. Он помнил свои собственные ощущения тогда, когда его насиловал Легион, помнил, как бешено сокращались в тот момент мышцы его ануса, пытаясь вытолкнуть посторонний предмет. Равно как и помнил о том, как же сильно это нравилось Легиону. Ради одного лишь этого ощущения он впивался ногтями в кожу Баланса, расцарапывая её, и кусая его от возбуждения за плечи и шею. Машинально рука Баланса дёрнулась к следам от этих укусов, уже начавших превращаться в заживающие, розоватые шрамы, но в тот же миг он смог обрести над собой контроль. Сейчас он снова укорял себя. Укорял теперь уже за то, что не может подарить Девэйду и половину тех эмоций, которые испытывал с ним Легион, - пусть даже и исправить в своё время ситуацию он вряд ли был бы в силах. В очередной раз, впервые за всё то время с того момента, когда он открылся Девэйду, Баланс ощущал себя на редкость грязно.
- Ты в порядке? - поинтересовался у него Девэйд, заметив выражение омерзения на его лице, впрочем, исчезнувшее очень быстро. А, хотя, и не следовало даже задаваться этим вопросом. Девэйд сейчас прекрасно понимал, что всё-таки Легион добился своего. Сделал из Девэйда мучителя и насильника. Всё, что будет происходить дальше, будет происходить против воли Баланса. Он никогда не сможет научиться заново нормально воспринимать секс, никогда не сможет понять, что его используют не только для унижения. А всё - из-за того, что было у него вместо первого опыта. Проклиная про себя и Легиона, и его супруга-садиста, Девэйд постарался как можно более осторожно погладить Баланса по его кудрявым волосам.
- Вполне, - тяжело вздохнул Баланс. - Только знаешь... давай пока отвлечёмся? Поговорим там?
Услышав это, Девэйд не смог сдержать улыбки. Говорить в такой момент, когда один в прямом смысле сидит на члене другого! Но ради Баланса он готов был смириться с общей абсурдностью ситуации. Если это поможет ему успокоиться, то почему бы и не попробовать такой вариант?
- Конечно, - согласился Девэйд. - Есть какая-то конкретная тема, которая тебе интересна, или просто обо всём?
Баланс сделал шумный вдох. Он ожидал, что Девэйд сам натолкнёт его на какую бы то ни было тему, но в этот раз всё зависело от него самого, Баланса. И потому он не придумал ничего лучше, кроме как попытаться убить двух зайцев одним ударом. Ведь его уже некоторое время назад терзал этот вопрос. Быть может, Девэйд, в котором Баланс сейчас видел не только ведущего партнёра, но и свою опору и поддержку, в некотором роде, даже якорь, сможет помочь ему расставить всё по местам? По крайней мере, он очень на это надеялся.
- На самом деле, есть, - пустился в объяснения Баланс. - Я ещё раньше думал... а как мы будем жить дальше? Я уйду к себе, а ты останешься тут? И мы будем вроде... - Баланс замялся, понимая, что сейчас ему снова придётся вспомнить своих мучителей. - Вроде... них? Раз в пятьдесят лет и всё такое? Знаешь... я бы этого не хотел.
- А чего бы ты хотел? - поинтересовался Девэйд, вновь мягко обхватывая член Баланса, - лишь из желания его отвлечь. Он несколько побаивался того, как Баланс может отреагировать на эту ласку, но он воспринял этот жест позитивно. Выдохнув и прикрыв глаза, Баланс машинально качнул бёдрами, а затем продолжил:
- Я бы хотел забрать тебя с собой. Мы могли бы жить у меня - у меня большой дом, я рассчитывал жить там с... ней... семью создать, но, как видишь, не сложилось. Но я знаю, что ты не согласишься. Точнее... - протянул Баланс, понимая, что подобрал не совсем нужное слово, - не то, что не согласишься... не сможешь. Тебя не отпустит Легион, потому что он боится, что опять лишится своего бессмертия. А здесь, в свою очередь, не хочу жить я. Нет, тут, конечно, красиво, помпезно, места много... но я уже давно хочу домой. И... сам понимаешь, - мне здесь просто плохо.
- Дело не в Легионе, - прошептал Девэйд, продолжая водить рукой по члену Баланса. - Я смогу его уговорить отпустить меня, так или иначе поторговаться с ним... Я даже уже знаю, как, и, возможно, он пойдёт на одну такую небольшую уступку. В конце концов, сколько лет-то я его знаю... Но тут дело в другом - во мне. Я тоже хочу пойти с тобой, Даллас, и я говорил это. Я не беру свои слова назад. Просто я так подумал... а найду ли я себе место в твоём новом мире? Ты знаешь, с обеих моих сторон у меня то ещё прошлое. Единственное, чего я не делал, - это убийство. Сейчас я чувствую себя так, словно бы больше ничего не умею делать. Я не хочу быть тебе обузой, не хочу, чтобы ты жил с мыслями о том, что твой муж живёт грабежами и разбоем. И... - протянул Девэйд, - это всё, что меня останавливает.
Машинально Баланс подался вперёд, стараясь прижаться к Девэйду как можно ближе, вновь ощущая его сердцебиение и тепло его обнажённого тела. Только теперь Баланс начал представлять, насколько же Девэйду непросто. Сложная, раздираемая противоречиями, возникающими в двух слитых воедино душах, личность. И в то же время за всеми его действиями, за каждым грехом, что он совершил в прошлом, стояло лишь одно - страх. Страх того, что в новом, вечно меняющемся мире он будет лишним. И даже сейчас Девэйд сомневался, удастся ли ему свернуть со скользкой дорожки, по которой не первое столетие ступала одна из его частей.
- Ты неправ, - тихо сказал Баланс, начав поглаживать Девэйда по волосам и помня, что на прикосновения к ним он реагирует по-особенному. - Не отрицаю, ты... поступал неправильно. Ты много где ошибся. Но то, что ты осознаёшь это, стоит превыше всех твоих грехов. Я вижу, что ты готов измениться. Знаешь, в моём мире сейчас множество возможностей, и совершенно не обязательно ради любой из них так или иначе калечить чужие жизни. Я научу тебя, я обещаю. Я покажу тебе всё, что есть в этом мире, мы вместе отправимся по самым красивым его уголкам, а потом, я клянусь, я найду тебе место. Только, пожалуйста, пойди со мной. Я не смогу без тебя в этом мире. Я... - засомневался Баланс, думая, стоит ли говорить о таком сразу же, или же всё-таки это будет поспешным решением. - Ты знаешь, я... я тоже люблю тебя, Девэйд.
Девэйд довольно прищурился, ощущая, как Баланс гладит его по волосам. У него всё ещё оставались сомнения касательно того, как им существовать дальше, но в одном их желания явно совпали. Оба хотели быть вместе, и никого не устраивал такой вариант, чтобы видеться так, как это делают Джек с Легионом. Но где быть вместе? По правде говоря, Девэйду сейчас было всё равно - он принял бы любой вариант, какой бы ни пришёлся по душе Балансу. Дворец так дворец, его мир так его мир. Но всё же, пожалуй, стоило сделать окончательный выбор.
- Давай тогда определимся, - еле сдерживая стоны удовольствия и не прекращая ласкать член Баланса, решил подвести черту Девэйд. - Мы после этой ночи идём жить у тебя, поскольку здесь ты оставаться категорически не хочешь. Так?
- А... абсолютно... - простонал Баланс, чувствуя, как было утихнувшее возбуждение накатывает на него с новой, невероятной силой. По правде говоря, теперь он был не в состоянии думать. Собственные терзавшие его вопросы снова отошли на второй план. Теперь он вновь хотел Девэйда, хотел его, каким бы он ни был, каково бы ни было его прошлое, чего бы он ни боялся и какое бы решение касательно того, где им жить, он бы ни принял. Это всё они обсудят потом. Всё, что имело значение, - то, что было сейчас. А сейчас Баланс больше всего желал продолжения брачной ночи.
Девэйд в ответ лишь понимающе кивнул. Судя по всему, несмотря ни на что, он всё-таки смог успокоить Баланса и так или иначе ответить на его вопрос. Хотя сейчас он и понимал, что больше запутал себя самого. До этого момента он был уверен в том, что пойдёт в реальность Баланса без сомнения, но сейчас он на самом деле не знал, найдётся ли ему там место. А, впрочем, имело ли это значение? В любом случае, вне зависимости от того, найдётся ли ему в новом мире место или нет, Девэйд знал одно наверняка: его Даллас будет с ним. Что бы ни случилось, они смогут помочь друг другу. Размышляя об этом, Девэйд уткнулся Балансу в грудь и осторожно приподнял его бёдра, фактически сняв его с собственного члена.

URL
2017-08-12 в 23:55 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Баланс собирался уже было немного возмутиться касательно того, что Девэйд его просто дразнит, - но в тот же миг он снова ощутил, как губы Девэйда коснулись его проколотого соска, который теперь был фактически на одном уровне с его лицом. И не успел Баланс даже вскрикнуть от пронзившего его удовольствия, как в тот же миг пальцы Девэйда коснулись растянутого его же собственным членом ануса Баланса. Девэйд, посасывая сосок, принялся осторожно водить пальцами по диаметру кольца мышц, словно бы желая так показать Балансу, насколько же оно сейчас растянуто. Но даже это не могло сейчас напугать Баланса, равно как так или иначе его оттолкнуть. Чувствуя, как пальцы Девэйда скользят по самому месту соединения их тел, Баланс вцепился Девэйду в плечи, будучи не в силах бороться с собственной похотью. Он прижимался к Девэйду так сильно, как только мог, желая быть с ним так близко, как это только было возможно. Баланс фактически сгребал в кулак волосы Девэйда, заставляя его выгибаться - то ли от неудобности позы, то ли от удовольствия.
Но Девэйд не собирался сидеть просто так, только лишь лаская Баланса руками. Он прекрасно знал, что от него требуется. Убрав свою руку от ануса Баланса и прижав ей своего супруга к себе посильнее, Девэйд сделал первое, совершенно неловкое движение бёдрами. Он думал, что Баланс от этого вновь почувствует себя некомфортно, но он ошибался. В тот же миг Баланс запрокинул голову назад, а одна из его рук весьма больно проскользнула по спине Девэйда, оставляя на ней ярко-розовые царапины от ногтей. В этот раз всё было по-другому, совсем не так, как с Легионом. Теперь Баланс не ощущал ничего, кроме прекрасного чувства того, что любит он сам, и что любят его. С ним делали фактически то же самое, что стало ему таким привычным за эти несколько дней, только теперь никто не собирался его унижать.
- Ещё... - простонал Баланс, словно бы в извинение начав поглаживать спину Девэйда.
Больше всего Девэйду хотелось поцеловать Баланса, но в тот момент он смог сдержать это желание. Он поцелует его позже, в тот момент, когда они оба одновременно - а он очень хотел, чтобы это было одновременно - достигнут оргазма. Это и будет ключевой точкой их брачной ночи, тем моментом, который они оба запомнят навсегда. Сейчас же имело значение совершенно другое. Торопливо, но очень осторожно Девэйд принялся двигать бёдрами, чувствуя, как мышцы ануса Баланса начинают обхватываться вокруг его члена.
В этот раз Девэйд уже не стал сдерживать полного удовольствия стона. Всё для его Далласа, всё для того, чтобы он понял, как же его любят, и насколько он важен. Нет необходимости себя сдерживать. Думая только лишь об этом, равно как и понимая, что он не хочет, чтобы лишь он один получил удовольствие этой ночью, Девэйд слегка ускорил свой темп, не забывая водить рукой по члену Баланса.
По правде говоря, он всё ещё опасался того, что творит сам. Всё же, Девэйд не мог до конца принять сложившуюся ситуацию как правильную. Он знал, что переступает через себя, равно как и заставляет переступить через себя Баланса, у которого вполне мог появиться страх перед мужчинами после пережитого. Девэйд мог лишь надеяться на то, что всё-таки они вместе с Балансом помогут друг другу разобраться в себе и устроить свою жизнь так, как оба сочтут нужным и правильным. В принципе, как сейчас понимал Девэйд, в сексе для него не было особой необходимости. Но если это будет нужно Балансу - он был готов давать ему всё, чего бы он только ни захотел. Машинально отметив про себя, что это будет одной из многочисленных тем, кою они с Балансом обсудят лишь только выберутся отсюда, Девэйд нежно, но решительно сдавил головку члена Баланса и довольно прищурился, лишь заметив, как он в очередной раз выгнулся и запрокинул голову от удовольствия. Не прекращая двигать бёдрами, Девэйд понял, что всё-таки ему придётся отчасти нарушить данное самому себе обещание не целовать Баланса до поры до времени. Только сейчас, ощущая абсолютную близость с Балансом, Девэйд понимал, как же сильно его привлекает в нём абсолютно всё. Каждая его черта, каждая часть тела, каждый миллиметр кожи. Пересев чуть поудобнее и надавив Балансу на плечи, - так, чтобы насадить его на свой член как можно глубже, Девэйд провёл языком по его обнажённой шее.
В тот же миг Баланс буквально вцепился в волосы и спину Девэйда, шумно, фактически со стоном, выдохнув. До этого момента он не ощущал ничего такого. По всему телу пробежала приятная дрожь, а с члена, как он ощутил, прямо на ладонь Девэйда капнула очередная крошечная капля предсемени. И Девэйд не смог этого не отметить.
- Как же ты течёшь... - прошептал он Балансу - и в тот же момент даже отчасти пожалел об этом. Баланс мог отреагировать на эту фразу совершенно по-разному, но Девэйд, увлёкшись что им, что самим собой, просто забыл, что пока что Баланс может воспринимать некоторые вещи не совсем адекватно. И его сальная фразочка могла бы Баланса просто-напросто оскорбить. Словно бы желая загладить свою вину, Девэйд осторожно коснулся губами мелко пульсирующей жилки на шее Баланса.
Но Баланс не собирался злиться на своего супруга. Да, поначалу его слова невольно напомнили ему о Легионе, - но лишь на мгновение. В этот раз всё было совершенно по-другому. Никто не собирался его унижать. Всё, что хотел Девэйд, - лишь немного его раззадорить. И Баланс довольно прищурился, лишь подумав о том факте, что то, через что его так долго пытались унизить, теперь может приносить ему искреннее удовольствие. Теперь Баланс как никогда раньше понимал, что то, что они делают с Девэйдом, - да, развратно, но ни в коей мере не грязно и уж тем более не унизительно. Так, как оно всегда и должно было быть. Дёрнув Девэйда за волосы назад, Баланс внимательно посмотрел в его серо-зелёные глаза, в которых, несмотря ни на жар, исходивший от его липкой кожи, ни на искреннюю улыбку, играющую на его губах, так и не отразилось ни единой эмоции, а взгляд их остался всё тем же остекленелым и мёртвым. Но даже это не могло испугать или оттолкнуть Баланса. В эти глаза, как ему казалось, он мог бы смотреть вечно.
Хотелось сказать в ответ что-то не менее развратное, но Баланс понимал: сейчас он не в состоянии думать. Собственное удовольствие затуманивало ему разум, и он был готов поклясться, что теперь оно было совершенно искренним. Да, прежде Йоханан и Легион доводили его до оргазма, и не раз, порой заставляя его фактически работать на износ, кончать до тех пор, пока член не начинал болеть от каждого прикосновения, - но сейчас всё было не так. Нерешительные, неопытные движения Девэйда приносили ему куда больше удовольствия, чем изощрённые ласки двух садистов, хоть и доводившие его гарантированно до оргазма каждый раз. Но то было лишь плотское, унизительное, но никак не моральное удовольствие. Которого он, Баланс, наконец-то дождался в этот раз. Вновь прижав к себе Девэйда, Баланс, лишь ощутив, что тот всё-таки замедлил свой темп, принялся сам двигать бёдрами ему навстречу, стараясь насадиться на его член как можно глубже.
Большего Девэйд желать просто не мог. В тот же миг он впился в ничем не прикрытую шею Баланса, оставляя на ней ярко-алый след - напоминание ему об этой ночи. Он чувствовал, как рука Баланса ерошит ему волосы, как он разводит свои ноги, несмотря на боль, так широко, как может, - лишь бы член Девэйда вошёл как можно глубже в его анус, как прижимается к нему так близко, как только может, всем своим телом ощущал его тепло и слышал звук его трепещущего от возбуждения сердца, - и понимал, что никогда, что бы ни случилось, он не отпустит Баланса. Он сделает всё, лишь бы Баланс был счастлив. Более он не воспринимал свою любовь как неправильную, а свои действия касательно Баланса - как то и только то, чем можно лишь унижать. Любая любовь нормальна, если она искренняя. Любое выражение этой любви, нравящееся партнёру, имеет право на существование. Размышляя об этом, Девэйд осторожно погладил ногу Баланса и снова принялся наращивать темп. Не забыл он и про другие ласки - его рука по-прежнему скользила по члену Баланса, смахивая периодически с его головки крошечные капли предсемени, а губами Девэйд то и дело впивался в его шею и грудь, оставляя на них яркие отметины.
А Баланс, казалось, того и ждал. Все его чувства, все его сомнения сейчас отошли на второй план. Всё, что он ощущал, - небывалая, поистине неземная нежность. Нежность такая, какую он до этого не ощущал даже к своей не особо обременённой нормами морали невесте. Впервые за всю свою жизнь он хотел быть для кого бы то ни было целым миром, объектом полного, искреннего обожания, верным другом днём и страстным любовником по ночам, - всем, кем бы только ни хотел видеть его Девэйд. Чувствуя, как его член скользит в его анусе, Баланс покусывал нижнюю губу и шумно дышал, прекрасно понимая, что ещё немного этих ласк - и Девэйд доведёт его до оргазма, первого его оргазма, случившегося от любви, а не от насилия и принуждения. Баланс мог лишь надеяться на то, что Девэйд ощущал по отношению к нему хоть что-то схожее, - но уже даже в этот раз он был готов подарить ему себя всего. Вновь ощутив, как тонкие губы Девэйда коснулись его шеи, Баланс уселся на его колени поудобнее, так, чтобы его член проскользнул в его анус на полную длину, - а затем начал сам двигать бёдрами вверх-вниз, в такт бешеным движениям Девэйда.

URL
2017-08-15 в 00:48 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Баланс прекрасно осознавал, что он теряет над собой контроль. Калейдоскоп чувств и ощущений, таких разных, и в то же время таких похожих, сводящихся, в конечном итоге, к одному - желанию абсолютного удовольствия. Теперь Баланс понимал, что оно совершенно не грязное. Наоборот, чистее него вряд ли могло бы что-либо быть. А ещё он понимал, что отныне он никогда не отпустит Девэйда. Нет, вовсе не потому, что он решился вытащить его из этого ада, перешагнув не раз и не два через собственные устои. Просто потому, что он понимал, что теперь они - единое целое, неразрывные части, которые друг без друга просто не смогут существовать. Теперь всё именно так, как оно и должно быть. И так и только так оно и будет дальше. Не прекращая размышлять об этом и вцепившись в эту мысль, Баланс дёрнулся вперёд, двигая бёдрами навстречу Девэйду, так, чтобы его, Баланса, член скользнул по его влажной от предсемени ладони.
В ответ же Девэйд лишь стиснул член Баланса ещё крепче, зная, что так он не причинит боли, но лишь раззадорит его. Ему то и дело приходилось смахивать с его головки мельчайшие, полупрозрачные, вязкие капли, - вот только он не знал, являются ли они у Баланса признаком того, что он уже на грани оргазма. Для него самого они таковыми и были, но вот был ли таким же Баланс? Пожалуй, был только один способ выяснить.
- Даллас... - прохрипел Девэйд, не сбавляя темпа. - Ты... уже?
Будучи просто не в силах дать ответ сразу, Баланс снова оттянул назад волосы Девэйда, заставив его выгнуться и прижаться к Балансу ещё сильнее. Но, пожалуй, только этого Балансу и было надо. Он снова уткнулся лицом в его волосы, бешено ероша их и совершенно не заботясь о том, что они сейчас просто могут начать лезть Девэйду в глаза. В этот момент Баланс хотел лишь одного - стать с Девэйдом единым целым. Он не знал, выйдет ли у них достичь оргазма одновременно, но он понимал, что это сблизило бы их как ничто другое.
- Да... - выдавил из себя Баланс, издав протяжный стон. - Давай... попробуем вместе?
Услышав это, Девэйд снова довольно улыбнулся и впился губами в шею Баланса - туда, где ещё не было ярко-алого следа. Ему хотелось, чтобы все, все, кто только увидели бы Баланса после этой ночи, знали, что его любят. Этакие знаки-отметины - ни в коем разе не клейма - следы любви. В который раз, услышав слова Баланса, Девэйд подумал, как же у них всё-таки много общего. Совпали их желания и в этот раз. Бешено вылизывая след от собственных губ на шее Баланса, Девэйд погладил его свободной рукой по совершенно растрёпанным коричневым волосам, невольно подумав, что сам он сейчас выглядит не лучше, - и тут же начал ласкать член Баланса ещё быстрее, чем раньше.
Девэйд прекрасно понимал, что то, что он может предложить Балансу, - капля в море по сравнению с тем, что ему уже довелось на себе испытать. Что он никогда не сможет подарить ему того извращённого удовольствия, что дарили ему Джек с Легионом, - и всё по одной простой причине: он не садист. И никогда таким не будет. Но с другой стороны... он был готов дать Балансу то, чего с ними ему никогда бы не довелось испытать. Любви. Нежности. Теплоты. Понимания. И - хотя бы в эту ночь - жгучей страсти, сравнимой со сладким, затуманивающим разум, но в то же время совершенно отталкивающим ядом. И всё - только из-за этих проклятых воспоминаний, которые Девэйд постарается если не стереть, то закрасить в памяти Баланса, перебить одни эмоции другими. Думая об этом, Девэйд продолжал бешено двигать бёдрами, с каждым движением не ощущая ничего, кроме приближения оргазма.
Нечто похожее переживал и Баланс. Он понимал, что он уж на грани, что одно лишь движение - и он сможет кончить, но всякий раз ему словно бы чего-то не хватало. Да, пожалуй, никогда ему не было так жаль, что всё-таки у Девэйда было не так много опыта. Теперь Баланс даже боялся, что в столь решающий момент Девэйд может сделать что-то не так - и не довести до оргазма ни себя самого, ни своего супруга. Баланс уже хотел было замедлиться, предложить Девэйду взять всё в свои руки и хотя бы так отблагодарить его за этот вечер, - но в тот же момент рука Девэйда как-то по-особому неловко скользнула по члену Баланса.
Этого Баланс будто бы и ждал. Неловкое, совершенно неопытное движение, равно как и пальцы Девэйда, скользнувшие точно по его уздечке, заставили Баланса испытать небывалое, поистине ни с чем не сравнимое удовольствие. Этого он и ждал, этого и было достаточно. Всё же он был неправ касательно того, что неопытность Девэйда может сослужить им лишь дурную службу. Баланс буквально чувствовал, как некое невероятно приятное, тёплое ощущение заполняет собой каждую клетку его тела. Будучи совершенно не в силах с ним бороться, Баланс фактически вдавил голову Девэйда себе в грудь, ощущая, как тот тут же ухватился губами за его проколотый сосок, начав его бешено посасывать. Из его горла вырвался хриплый стон, фактически крик, но сдавливать его Баланс не хотел - да и не смог бы, даже пожелай он этого. Да, действительно, ничего из того, что он переживал до этого, просто не шло с этим вровень. Запрокинув голову и тяжело дыша, Баланс чувствовал на себе прикосновения губ Девэйда, тепло его липкой от пота кожи, - и то, как его собственная, Баланса, сперма растекается по его руке.
Баланс попытался было слегка отдышаться, прийти в себя, хотя и понимал, что это будет пока что невозможно. В глазах всё ещё двоилось, мир так и не мог собраться в чёткую картинку, все чувства после пережитого оргазма, первого оргазма, подаренное ему тем, кто любил его, и кого смог полюбить сам Баланс, были всё ещё притуплены. Но одно он теперь ощущал невероятно чётко: то, что достичь оргазма удалось не только ему одному. Он прекрасно чувствовал, каким скользким и влажным стал его анус от спермы Девэйда, сейчас вытекающей из него и стекающей по члену Девэйда тонкой струйкой. И это осознание не могло вызвать у Баланса лёгкой, еле ощутимой улыбки. За эти чудовищные несколько дней он уже почти что забыл, как улыбаться...
Подавшись назад, Баланс слез с члена Девэйда и, снова усевшись перед ним, так, словно бы ничего между их первым разговором и этим моментом не происходило, уставился в его глаза. Где-то полминуты они сидели, пристально смотря друг на друга и словно бы обдумывая всё то, что случилось, - а затем оба совершенно искренне улыбнулись друг другу и рассмеялись. Эта ночь теперь позади. Они оба сделали то, что от них требовалось. Теперь они оба совершенно свободны, и никто и никогда не посмеет им помешать. Думая лишь об этом, Девэйд обнял Баланса одной рукой и, увлекая его за собой, заставил его упасть на кровать.
В тот же миг Баланс пододвинулся поближе к Девэйду и положил ему голову на грудь. Сейчас, как он понимал, он был готов лежать так целую вечность. К чему разговоры, к чему какие-то ненужные действия? Всё самое важное было произнесено и без того. Баланс понимал: любовь не требует доказательств, уступок или даже объяснений. Она просто есть. Впервые за долгое время Баланс чувствовал, что у него есть силы жить дальше. Не превознемогать - просто жить. Он не знал, как сложится его судьба с Девэйдом. Не знал, останется ли он Балансом или же в конечном итоге отречётся от титула. Не знал даже, что будет сейчас, через пять минут, десять, час. Да и имело ли это значение? Он хотел было потянуться к руке Девэйда, но...
- Девэйд... - тихо произнёс Баланс. Голод последних нескольких дней неожиданно навалился на него с утроенной силой. Только сейчас Баланс осознал, как же давно он ел и пил в последний раз, и как бы он не отказался от какой бы то ни было еды. Он помнил, что на вечеринке еды было множество, - вот только он, больше всего в те моменты желая умереть, так ни к чему и не притронулся.
- Что такое? - поинтересовался Девэйд, мягко погладив Баланса по волосам.
- Н... ничего особенного. Просто... ты не мог бы принести мне еды? Честно, не ел дней пять... шесть... сколько я уже здесь? И не пил - столько же.
Девэйд посмотрел на Баланса с отчасти смесью жалости и воодушевления. Что же, ещё один крошечный шаг к тому, чтобы вернуть Баланса в его нормальное состояние. Хотя Девэйд прекрасно догадывался: настоящего Далласа он пока что так и не увидел. Даже тот, кого он встретил почти что месяц назад, был лишь тенью прежнего себя, раздавленного и собственным выпавшим на его долю бременем, и событиями, что едва не разрушили его жизнь... лишили его семьи и любимой. Девэйд не знал о семье Баланса, но он был готов попытаться и помирить их с ним - пожелай Баланс этого. Всё ради того, чтобы Баланс мог быть самим собой. И чтобы его ничего не угнетало.
- Хорошо, - покорно сказал Девэйд, выкинув из головы собственные мысли и приподнимаясь. - Только это... не одолжишь свою тунику? Просто сам видел... мне одеваться долго.
- Да без проблем, - пожал плечами Баланс. - Только она не моя, а Легиона. Мой-то костюм они забрали...
Но Девэйд лишь отмахнулся от него. Снова посмотрев ему прямо в глаза, он решительно ответил:
- Плевать. Будет сейчас тебе и еда, и костюм.

URL
2017-08-15 в 00:48 

Escapexstacy
Don't say you won't die with me for we are one, we are the same.
Решительным движением Девэйд встал с кровати, подобрал с пола тунику и, вывернув её с изнанки, накинул её на себя. В тот же миг он даже посочувствовал Балансу, который был вынужден носить её как минимум сутки. Девэйд был несколько ниже, но крупнее Баланса, но туника всё равно висела на нём мешком. Даже её горло было слишком широким для Девэйда, и потому одно его плечо было почти что обнажено. А огромная дыра на груди и вовсе создавала совершенно не нужное ощущение открытости. Думая лишь о том, что в таком виде он точно Баланса никуда не поведёт, Девэйд откинул вуаль и направился к двери.
Из-за полумрака было трудно понять, какого размера спальня, есть ли в ней что-то помимо кровати, и если и есть, то что. Девэйд мог ориентироваться лишь на свет свечей, которых было особенно много у двери. Но, стоило ему лишь приблизиться к ней, как он увидел мощную фигуру Легиона, всё ещё стоявшего у двери, - и в тот же миг замер. Он прекрасно понимал: разговор ему сейчас предстоит не из приятных.
- Куда это ты собрался? - склонив голову, поинтересовался Легион.
- Я хочу принести Балансу еды, - Девэйд старался держаться как можно спокойнее, но в его голосе всё равно звучало неприятие. - Ты ж его тут морил голодом.
Легион молчал. То ли он обдумывал, разрешить ли Балансу есть или нет, то ли хотел лишь разозлить Девэйда, - Девэйд совершенно не знал. В любом случае, он решил, что в молчанку он играть совершенно не намерен. Сделав шаг вперёд, он внимательно посмотрел на Легиона:
- Я сделал то, что ты от меня хотел. Вернее... мы вместе сделали. Теперь ты отпустишь меня?
- Куда? - ошарашенно спросил Легион. Он явно не понимал, чего от него хотят, и это стоило ожидать. Он рассчитывал, что Девэйд никуда от него не денется, так и оставшись в его дворце. И вот теперь, получается, он сам себя своими же руками лишил если не друга, то единственного собеседника.
- Я хочу пойти с Балансом... нет, - решил в тот же миг исправить себя Девэйд. - С Далласом. Мне нет места в твоём мире, Легион. Сам подумай, ну что меня здесь ждёт? Тоска и одиночество? Твои слуги, чьего ума не хватает даже на то, чтобы запугать Искателей? Встречи как у тебя с твоим любимым Джеком? Извини, но я на это не подписывался. В этом плане я хочу жить как все. Иметь возможность видеть своего любимого каждый день и быть с ним рядом. Даллас хочет то же самое. И не думай меня останавливать. Если тебе не повезло, - многозначительно произнёс Девэйд, - не рушь счастье другим.
"Что ты мне сделаешь, если я тебя не отпущу?" - хотел было в своей привычной манере ответить ему Легион. Но в тот момент что-то внутри него словно бы если и не сломалось, то точно дало трещину. Ведь за всеми его действиями стояло лишь одно: страх. Главным образом - страх того, что проклятие бессмертия в очередной раз будет разрушено, и это опять едва ли не обернётся фатально. Он хотел оставить у себя и Баланса, и Девэйда как гарантов своей неуязвимости. Но...
В этот раз он понимал: он сделал всё, чтобы эти двое его ненавидели. Желание подтвердить в собственных же глазах свою властность, ибо ему казалось, что она пошатнулась после его проигрыша Эссуму, обошлось Легиону в слишком дорогую цену. Своими руками он лишил себя двух друзей. Тех, кто, быть может, и остался бы с ним. Но сейчас, уже совсем скоро, он опять будет один. Джек уйдёт, лишь только истечёт его время. А эти двое... даже если он и оставит их насильно, они всё равно либо найдут способ сбежать, и тогда Легион вечь остаток своего существования проведёт как под дамокловым мечом, либо будут его ненавидеть. Не бояться - именно ненавидеть. И неизвестно, во что может вылиться их ненависть. Быть может, она придаст Балансу достаточно сил, чтобы он вновь разрушил проклятие бессмертия?
Нет. Такого случиться не должно. Будет проще играть по их правилам. Хотя бы раз за всю свою жизнь Легион был готов подчиниться кому-то кроме Джека. Тяжело вздохнув, он тихо сказал:
- Не надо никуда ходить, Девэйд. Я принесу сам и еду, и напитки...
- Только чтобы Даллас тебя не видел, - мрачно сказал Девэйд, перебив его. Но Легиона это, тем не менее, ни капли не смутило.
- Я подумал, и я... я действительно был неправ. Я не знал, что ты настолько его любишь. И знаешь... ваши отношения невольно напомнили мне о моих. Тогда я тоже был также счастлив, хотя у меня не было и половины свободы, что есть у вас. Я готов отпустить вас обоих. Только вот...
- Что? - поинтересовался Девэйд, прекрасно догадываясь, что Легион сейчас скажет.
- Проклятие бессмертия... как я буду знать, что оно невредимо? Я не могу покинуть свой мир, я не смогу найти в нём тебя. Мне... - Легион несколько замялся, понимая, что всё-таки вряд ли сможет признать перед кем бы то ни было свои страхи. - Мне было бы спокойнее, если бы ты так или иначе давал мне знать, что с ним ничего не произошло.
- Если я буду ходить к тебе раз в месяц, - поинтересовался Девэйд, - и отчитываться, тебя это устроит?
В ответ Легион лишь медленно кивнул. Большего он пока что не смел требовать от самого же себя. А затем - тут же коснулся своего Бриллианта. Не успел Девэйд удивиться, что может призывать Легион, как в тот же миг в руках Хранителя оказался роскошный серебряный поднос, заставленный едой и дорогим алкоголем.
- Это не с пирушки, - тихо сказал Легион. - Личные запасы.
- Спасибо, - нарочито вежливо поблагодарил его Девэйд. - И костюм Далласу тоже верни.
- Обязательно. И ещё кое-что... - добавил он и, заметив заинтересованный взгляд Девэйда, продолжил: - Ты знаешь, что я очень богат. У меня столько этих скоровищ, что я завёл под них отдельный этаж. Но... я так подумал: а зачем они мне? Всё равно я никуда не выхожу, никого, кроме Джека, не вижу, да и кольцо то же самое для него делали мои слуги... Вот я так и подумал: я дам вам столько, сколько вы пожелаете, чтобы вы смогли отпраздновать медовый месяц так, как только захотите. Хотя я слышал, что вы хотите отправиться в путешествие. Того, что я вам дам, хватит на всё. Дорогие гостиницы, роскошные пляжи, лучшие рестораны... И не смей отказываться! - неожиданно выпалил он, явно заметив тень сомнения на лице Девэйда. - Это мой вам подарок.
Сказав это, Легион протянул Девэйду поднос с едой. А Девэйд понимал: он высказал и выслушал всё, что только было возможно. Теперь их от свободы отделяла лишь пара маленьких шагов: дождаться, пока Баланс наестся, переоденется, затем - переодеться самому, вернуть Легиону его тунику, забрать у него его подарок - и всё. Дальше была лишь абсолютная свобода. Размышляя об этом, Девэйд быстрым шагом дошёл обратно до кровати и, тихо радуясь тому, что у него хватило ума не задёрнуть за собой вуаль, уселся рядом с Балансом, поставив поднос между ним и самим собой.
- Угощайся, - коротко сказал он и мягко улыбнулся своему супругу.
Он ожидал, что Баланс просто набросится на еду, но он вёл себя на редкость сдержанно. Медленно, обстоятельно он отрезал тонкие куски мяса, осторожно отправляя их вилкой себе в рот и запивая его хорошим, качественным, настоявшимся вином. Машинально оценив то, насколько же Баланс был воспитан - и отчасти тем и идеален, Девэйд посмотрел куда-то вдаль, на стену. Вот и всё. Вот так заканчивается эта устроенная Легионом вакханалия, отчасти переросшая в ночь любви и откровений. Но закончена лишь она. Закрыта лишь эта страница. Что ждёт их обоих впереди? Об этом оставалось только гадать.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Bloodstained Lies

главная